О производственном лесном конроле

13.12.2013

О производственном лесном конроле

Иван Валентик
Иван Валентик уверен, что качественный лесной надзор невозможен без профессионального лесного инспектора

Попытка осмыслить изменения, произошедшие за последние годы в системе государственного лесного контроля и надзора, была предпринята в ноябре прошлого года в Ростове-на-Дону, где состоялось всероссийское совещание лесоводов. Насколько удалось приблизиться к созданию более эффективной и продуманной модели, позволяющей своевременно пресекать нарушения и контролировать происходящие в лесу процессы?  Руководитель управления государственного лесного контроля и пожарного надзора Рослесхоза Иван Валентик надеется, что уже в 2014 году в стране сформируется более удачная система лесного надзора.

 – Иван Владимирович, насколько за последний год удалось продвинуться в решении вопросов лесного надзора?

– Всероссийское совещание в Ростове-на-Дону было первой попыткой со стороны Федерального агентства лесного хозяйства проанализировать практику исполнения регионами переданных полномочий по федеральному лесному надзору. До этого момента внимание Рослесхоза в основном было приковано к вопросам охраны, воспроизводства лесов, защиты от пожаров и вредителей. Тема поддержания правопорядка в лесах была поднята на профессиональном уровне именно в Ростове-на-Дону.

Прежде всего, необходимо было оценить, в какие организационно-правовые формы вылилась передача надзорных функций вместе с управленческими. С моей точки зрения, та правовая конструкция, которая сейчас закреплена в Лесном кодексе, изначально была не до конца продумана. В результате на стадии ее реализации, в силу заложенной внутри коллизии, возникло немало проблем, требующих отдельного обсуждения. Ведь объектом федерального надзора являются не только граждане, индивидуальные предприниматели, юридические лица, но и органы государственной власти, а также подведомственные организации. В тех регионах, где управленческие и надзорные функции были объединены в один орган власти, естественно, из сферы надзора априори выпали подведомственные организации, как, впрочем, и сами региональные органы власти, которые не могут контролировать сами себя.

Нельзя сказать, что эту проблему не пытались решить на региональном уровне. В некоторых субъектах Российской Федерации, например, пошли по пути создания ведомственного надзора. В других регионах, с разной степенью успешности, надзорные и контрольные функции попытались «развести» по отдельным органам исполнительной власти. В частности, подобная модель реализована в Ханты-Мансийском автономном округе, в Красноярском крае, в Ленинградской области. 

– С вашей точки зрения, разумнее идти по пути вариативности, развития разнообразного регионального опыта или создавать какую-то единую модель?

– Мы размышляли над тем, возможно ли создание унифицированной системы лесного надзора и тиражирования ее на всю территорию России. Принципиально, что эту тему мы обсуждали вместе с регионами. Многие региональные руководители настаивают на том, что им удалось сформировать эффективную систему контроля путем наделения надзорными функциями подведомственных учреждений, мол, самое хорошее будущее – это сохранение настоящего. Существует другая точка зрения, согласно которой надзорная деятельность должна осуществляться органами государственной власти. Откровенно говоря, мне эта позиция ближе. Я думаю, что идти нужно по пути наделения надзорными функциями структурных подразделений и территориальных органов исполнительной власти в субъектах Российской Федерации.

Еще один важный аспект – это осознание того, что качественный лесной надзор невозможен без профессионального лесного инспектора. Сегодня инспекторские функции могут исполнять люди разных профессий, с разным уровнем подготовки. Нет четких критериев и относительно численности лесных инспекторов. Например, в Республике Башкортостан более тысячи человек являются государственными лесными инспекторами, а в Свердловской области до недавних пор инспекторские функции выполняли около четырех десятков специалистов.

Я думаю, что в перспективе оптимальным сценарием развития событий было бы отделение лесной охраны от федерального лесного надзора и формирование института профессиональных лесных инспекторов с установлением жестких требований к уровню компетенции, с разработкой специальных образовательных программ, с созданием системы аттестации. Очевидно, что у профессиональных лесных инспекторов должны быть не только социальные гарантии, но и широкие полномочия, так сказать, со всеми вытекающими последствиями, включая форму и оружие, конечно, там, где это необходимо.

– Фактически речь идет о принципиально новом образе лесного инспектора?

– Я надеюсь. Свои предложения мы направили в Министерство природных ресурсов. Этот вопрос требует очень внимательной проработки. Когда приходится вмешиваться в уже сложившийся механизм, всегда есть потенциальный риск нарушить пусть не идеальную, но работающую модель и не создать на ее месте более эффективной системы. Но в любом случае, будущее – за институтом профессиональных лесных инспекторов, которые, по определению, не должны изображать «смежников».

У этой проблемы есть еще один аспект, который я бы обозначил как сквозные полномочия. Когда мы анализировали сложившуюся систему лесного надзора, то обнаружили существенный пробел в законодательстве, доводящий ситуацию до абсурда. Глава Рослесхоза, являющийся главным государственным лесным инспектором, его заместители и другие руководители агентства, находясь на территории земель лесного фонда, фактически не имеют никаких полномочий по пресечению противоправных действий, связанных с нарушениями лесного законодательства. В этом смысле значительно больше прав у сотрудников полиции, которые имеют право составлять протоколы об административном правонарушении по отдельным статьям, связанным с лесным законодательством.

– Какой вы предлагаете выход?

– С моей точки зрения, необходимо внести необходимые изменения в законодательство, согласно которым главный государственный инспектор, другие должностные лица Рослесхоза получили бы право не только составлять протоколы об административных правонарушениях в сфере лесных отношений, но и рассматривать дела, касающиеся нарушений со стороны региональных органов власти и подведомственных организаций. Сегодня при проведении проверок мы имеем возможность использовать разве что инструмент дисциплинарной ответственности по отношению к региональным чиновникам. Да и то «последнее слово» остается за губернатором.

Завершая проверку, федеральное агентство направляет губернатору предписание с нашими рекомендациями, в том числе и кадрового характера. Трудовой кодекс, устанавливающий жесткие сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, предоставляет прекрасную лазейку избежать  наказания. Очень часто, после завершения служебного расследования в регионах принимают решение об отказе в привлечении к дисциплинарной ответственности, ссылаясь на истечение предусмотренных трудовым законодательством сроков.

Другое дело, если мы будем иметь возможность «сквозного контроля». В этом случае Рослесхоз получит реальный механизм контроля, позволяющий повысить качество исполнения переданных полномочий. С другой стороны, это приведет к увеличению численности должностных лиц, осуществляющих лесную охрану на землях лесного фонда.

– Когда планируется внести эти изменения в законодательство?

– Мы уже подготовили соответствующий законопроект, который проходит общественное обсуждение.

– Не так давно довольно активно обсуждалась возможность объединения усилий лесных и охотничьих инспекторов. Эта тема получила продолжение? Она вылилась в какие-то законодательные инициативы?

– Это направление развивается в тех регионах, где для этого выстроена соответствующая структура управления. В Смоленской области, к примеру, функции по лесному и охотничьему надзору объединены в рамках одного департамента. Это позволяет проводить совместные рейды, в регулярном режиме обмениваться информацией, быстро реагировать на нарушения.  

Как мне кажется, более перспективной является тема производственного лесного контроля, которая тоже публично обсуждалась и вызвала серьезный резонанс в профессиональной среде. Речь идет о наделении функциями контроля не только арендаторов, но и подведомственные организации. Подразумевается, что те, кто получит право бороться с нарушителями, пройдут специальную подготовку, получат удостоверения, будут внесены в соответствующий реестр. При этом в законодательстве будет четко определен алгоритм действий этих должностных лиц, предусмотрено, в каких случаях они могут быть исключены из реестра. Для нас принципиально, что  таким образом значительно расширяется круг лиц, которые получат возможность бороться с нарушителями лесного законодательства. Простой пример. Сегодня работники ФБУ «Рослесозащита», которые немало времени проводят в лесу, занимаясь лесопатологическим мониторингом, не имеют никаких полномочий, чтобы остановить тех, кто нарушает лесное законодательство. С появлением института производственного лесного контроля появляются реальные рычаги воздействия на нарушителей. Параллельно предполагается внести изменения в КОАП, предусматривающие ответственность за неисполнение требований производственного лесного инспектора. Другими словами, с производственным лесным контролем придется считаться.

– Как будут увязаны государственные лесные инспектора с институтом производственного лесного контроля?

– Профессиональный лесной инспектор – это особый статус, который дает возможность осуществлять охрану лесов. Государственный лесной инспектор – иной уровень надзора. Это специально обученный, подготовленный специалист, имеющий возможность осуществлять проверки в отношении арендаторов, подведомственных организаций, органов региональной власти. Фактически он должен иметь сквозные функции по всем блокам исполнения полномочий в области лесных отношений.

В каком конкретном виде материализуются предложения, связанные с созданием корпуса профессиональных лесных инспекторов и формированием института производственного лесного контроля, пока сказать трудно. Но я считаю, что это на сегодня оптимальный путь решения проблем, связанных с наведением порядка в лесу.

– Сколько времени потребуется, по вашим оценкам, чтобы от проектов и предложений перейти к выдаче удостоверений?

– С учетом актуальности и значимости этих вопросов, я надеюсь, что соответствующие законы будут приняты уже весной 2014 года, а осенью мы сможем приступить к конкретной реализации наших предложений.


Источник: Лесные вести



Автор:  Антонина Крамских

Возврат к списку


Видео

Работа команд федеральной авиалесоохраны на тушении лесных пожаров в Республике Бурятия

Статьи

Круглый лес: между политикой и экологией

Анатолий Лебедев

В конце сентября Президент России на совещании по вопросам развития и декриминализации лесного комплекса в довольно жесткой форме поручил правительству ввести полный запрет на вывоз из страны круглого леса. Тех, кто десятилетиями наблюдает за динамикой разрушения лесного комплекса России под видом его «оптимизации», это новое заявление главы государства по застарелой проблеме побуждает внимательно перелистать страницы истории, по крайней мере двадцатилетней, в которой попыток навести порядок в лесу и в лесном рынке, равно как и очень радикальных заявлений, более чем достаточно.

Антимифология (почему не всё, что названо экологическим мифом, таковым является)

Обращаясь к экологическим темам легко наделать ошибок, особенно когда нет желания глубоко в чем-то разобраться, а хочется быстро добиться внимания большой аудитории. В итоге на выходе может получиться некий коктейль из правды, полуправды и неправды в той или иной мере оправдывающий экологическую безответственность и безудержное потребление. Почему не всё, что там названо экологическим мифом, таковым является и как эта публикация вводит в заблуждение неискушенного читателя в новой статье Валентины Владимировны Сухомлиновой.