Алтайские охотники помогают сохранению ирбиса

Алтайские охотники помогают сохранению ирбиса
19 Января 2018
В прошлом году семеро охотников, жителей отдалённых сел Улаганского и Кош-Агачского районов Республики Алтай, стали помощниками специалистов в сфере сохранения снежного барса. Все участники — потомственные скотоводы и охотники, отлично знают места и звериные тропы, по наследству передают все секреты охотничьего мастерства, к сожалению, не всегда законные. Именно на то, чтобы воспитать у охотников стремление сохранить редкого хищника и отказаться от единовременной выгоды от продажи шкуры убитого животного, нацелен проект WWF и компании Pernod Ricard Rouss.

Планы по вовлечению в охрану ирбиса местных охотников появилась тогда, когда экспертам WWF и партнерам фонда стало очевидно, что полицейскими методами не обеспечить сохранение снежного барса на Алтае. Благодаря финансовой поддержке компании Pernod Ricard Rouss идею удалось реализовать в 2015 году. WWF начал новый проект, и для участия были выбраны жители сел Джазатор и Аргут, отдаленные высокогорные деревни, расположенные в самом сердце земли снежного барса, в местах обитания аргутской группировки ирбиса, одной из ключевых группировок для сохранения снежного барса в России. Спустя два года WWF и партнерам, сначала Сергею Спицыну, сотруднику Алтайского заповедника, а теперь сотрудникам Сайлюгемского нацпарка, удалось найти общий язык с жителями отдаленных высокогорных сел Алтая.

Сейчас с помощью местных охотников мы следим за жизнью одного из самых известных ирбисов Алтая — Крюка, которого камеры фиксируют с 2012 года. В объективы камер, установленных местными жителями, попалась и самка, которую мы пока назвали «Ю-1», еще один самец Крюк-2 и еще один ирбис, — говорит Александр Карнаухов, старший координатор проектов Алтае-Саянского отделения WWF. — С 2015 года мы получили около тысячи изображений с 15 камер, из них двести кадров снежного барса. Как мы и думали, местные охотники знают ирбисиные тропы и места появления хищника лучше ученых. Кто знает, остались ли бы эти снежные барсы в живых, не предложи мы охотникам альтернативу в виде изучения зверя и премии за сохранение ирбиса.

Каждый участник программы из местных жителей получает полевую одежду, проходит обучение основам работы с фотоловушками и сбора данных. За охотником закреплен свой участок, где он устанавливает камеры, обходит и контролирует территорию, снимая петли и капканы, сообщая о встреченных природоохранных нарушениях. Карты памяти с автоматических камер охотники передают специалистам для анализа и обработки данных. К концу года, если снежные барсы на вверенном охотнику участке живы и здоровы и фиксируются камерами, то охотник получает денежное вознаграждение в 20-30 тысяч (примерный эквивалент заработку от продажи шкуры) и компенсацию расходов на полевые работы.

Не все у нас получилось сразу: кто-то из местных жителей отказывался работать, кто-то соглашался и бросал это занятие. Люди не сразу шли на контакт, не всегда понимали смысл работы, но со временем ситуация изменилась, — говорит Денис Маликов, заместитель директор Сайлюгемского нацпарка, координатор программы. — Сейчас нам помогают уже трое охотников, а в прошлом году с помощью Мырзабека Кайрымова, жителя села Джазатор, мы получили первые кадры ирбиса на Укоке, а Мырзабек будет помогать нам и дальше. Конечно, для устойчивого результата должно пройти много времени, но мы уже видим, как меняется отношение охотников к ирбису: охотничий азарт от поимки зверя заменяется азартом от получения редких кадров. Населению Аргута и Джазатора известно о том, что ирбиса теперь охраняют сами сельчане, что этот зверь особый и уникальный.

В прошлом году WWF впервые удалось привлечь к охране ирбисов трех жителей Улаганского района. Теперь они также занимаются мониторингом ирбиса, участки их находятся на территории природного парка «Ак Чолушпа». В 2017 улаганские охотники работали вместе с группой инспекторов природного парка, помогая во время рейдов, устанавливая фотоловушки, привлекая и агитируя своих односельчан и родственников. Дополнительная поддержка WWF помогла увеличить мобильность инспекторов природного парка «Ак Чолушпа», расширить площадь обследования, закупить полевую одежду и снаряжение.

Ранее природный парк «Ак Чолушпа» считался лишь потенциальным местом обитания ирбиса, хотя по сведениям сотрудников парка до 90-х годов следы снежных барсов отмечали у водопада Чульча, в долине реки Чулышман и в верховьях Улаганского плато. В 70-80-х годах на территории кластера «Калбакая», по словам местного населения, снежный барс встречался нередко. Известны случаи нападения на домашний скот, включая яков, пасущихся в высокогорье. В 2015 впервые за много лет здесь обнаружены следы ирбиса. Год спустя камеры подтвердили присутствие в природном парке четырех особей снежного барса, включая взрослых самок, самцов и котят. На сегодня достоверно установлено обитание в границах «Ак Чолушпы» 6 ирбисов, в том числе самки, которая уже дважды приносила потомство - каждый раз по два котенка.
Короткая ссылка на новость: http://forest.ru/~2LFqg

Поделиться новостью

0
сергей кенев
Добавьте пожалуйста фото чтобы смог разместить в мой мир

Что бы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Войти на сайт:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Статьи

Реформа охотничьего хозяйства: разгром или дорога в жизнь?

Михаил Кречмар

Реальности сегодняшней охотничьей жизни просто таковы, что она может быть присоединена хоть к Министерству путей сообщения. Московский департамент (или что там будет в ближайшее время) сам по себе, региональные управления – сами по себе. А ведь охота – она вся в лесу, полях, степях, на горах и в тундре. В Москве охоты нет.

Отразится ли глобальное потепление на Приморском крае?

Ухваткина О.Н., Омелько А.М.

Потепление климата – это часть глобального процесса климатических перестроек, которые иногда проявляются c совершенно неожиданных сторон. В новостях мы периодически слышим об ослаблении Гольфстрима, о наводнениях, сильных пожарах в Северной Америке, о таянии вечной мерзлоты. Но все эти события происходят достаточно далеко от юга российского Дальнего Востока и поэтому у жителей Приморского края может возникнуть мысль о том, что все эти глобальные и часто катастрофические процессы обойдут нас стороной. Так ли это и чем потепление климата может грозить жителям и экономике края?