О поездке в Орехово-Зуевское лесничество

О поездке в Орехово-Зуевское лесничество

Орехово-Зуевское леснчичество объединившее в себе бывший Орехово-Зуевский лесхоз, Куровской опытный лесхоз, бывшие колхозные леса находится на востоке Московской области. Это почти 100 тысяч га в основном сосновых лесов, типичных для Мещеры.  

Сейчас официальное название этой структуры - Орехово-Зуевский филиал государственного казенного учреждения Московской области «Мособллес»  http://orehovozuevskiy.mosoblles.com/.

После катастрофических пожаров 2010 года с лесничеством регулярно сотрудничает группа добровольцев. Сейчас они, в  основном, занимаются  посадкой новых лесов.  

В мае 2017 года я тоже немного поучаствовал в этом процессе, что стало поводом для размышлений. Их результаты были доложены и вошли в резолюцию Международной научно-практической конференции «Лесные экосистемы в условиях изменения климата: региональные и международные аспекты». Она прошла 17-19 мая на базе Поволжского Государственного Технологического университета в Йошкар-Оле (Марий Эл).    

Поэтому, когда старший участковый инспектор Орехово-Зуевского лесничества В.Захаров сообщил, что группа волонтеров собирается 28 июля 2017 г. посетить Орехово-Зуевское лесничество, чтобы более подробно познакомиться, чем  еще, кроме посадки саженцев,  занимаются работники леса, собрался в путь.  

Сообщение по итогам этого мероприятии размещено на сайте лесничества.  

Добавляю свои впечатления и соображения

Базой для экскурсии было Куровское участковое лесничество. Его офис находится в здании бывшего Куровское опытного лесхоза. На стенах там до сих пор висят диаграммы по объемах выращивания посадочного материала, площадях создаваемых культур и т.д., но все они кончаются, самое позднее, 2004 годом. В 2006 году вступил в действие новый Лесной кодекс, и лесхозы стали учреждениями различной степени «казеннности». В случае Орехово-Зуевского лесничества, в нем сохранился дух живой работы с лесом, часть которой нам и показали.

Первый объект - питомник

Приятно было посмотреть на обычный лесной питомник «без затей» в виде теплиц, саженцев с закрытой корневой системой (ого-го какой стоимости и непонятно какой окупаемости.) и т.д. и т.п. Ровные полосы сосны двухлетки сосны производят сильное впечатление на тех, кто этого ранее не видел.


Нашлась и «грядка» дубов. Несмотря на песчаные почвы и довольно суровые для дуба климатические условия (которые, впрочем в последние десятилетия за счет изменений глобального климата становятся все более благоприятными) выращивают немножко и его. Традиции опытничества и научных экспериментов сохраняются…



Второй объект - лесосеменная плантация.

В питомнике используются семена не «какие собрали», а со специальных лесосеменных плантаций. Создание и использование таких плантаций - особое дело. Кроме отбора исходных семян для создания плантаций, их закладывают широкими рядами, культивируют междурядья, формируют кроны деревьев, чтобы они давали максимум шишек, до которых было удобно добираться и т.д. и т.п.  







Вопрос - насколько плюсовые деревья отобранные для нынешних условий окажутся самыми лучшими через 70-100 лет, когда по прогнозам климат будет совсем другим, существенно более теплым,  пока не обсуждался.  Но думать об этом надо…

Третий объект - санитарные рубки очага размножения короеда типографа и последующих ветровалов.

Все леса Орехово-Зуевского лесничества относятся к защитным лесам. Но это не значит что их совсем нельзя или не нужно рубить. Как это делать - большой и интересный вопрос.

Еще более интересный вопрос - как организовать рубки экологически приемлемым образом, не вызывая негативной реакции местного населения и отдыхающих дачников, чтобы при этом эффективно использовать древесину, не тратить лишних средств на создание лесных культур и т.д. На месте состоялось интересное обсуждение на тему как это делается «сейчас и по правилам», и как можно было бы сделать «если бы этот лес был твой».    

Четвертый объект стал логически продолжением третьего. А что скорее всего будет делаться после проведенной рубки? Посмотрели лесные культуры 2016 года.


Обсуждали, зачем делают борозды для посадки саженцев, отчего вдруг один их них дал просто гигантский прирост, что дальше надо делать с травой, которая буйно разрослась во влажное лето 2017 года.  

Некоторые добровольцы хотели пойти посмотреть расположенные далее площади, на которых они сами работали. Но, в итоге решили поехать на более старые культуры, сделанные на гарях 2010 года, чтобы посмотреть как все это будет выглядеть потом.

Летом 2010 года около этого места было очень «жарко». До сих пор прямо у обочины асфальтированного шоссе лежат обгорелые стволы - огонь тогда  вышел вплотную к дороге.



Сейчас эти площади расчищены, посажена сосна. Состояние культур различное - от красивых, «чистых»,  до все более густых и, на первый взгляд  совсем заросших.  





Тем не менее, пока сосна держит темпы, одинаковые в самосевной березой. Однако если конкурентку не будут убирать - «возможны варианты»: сажали одно, а выросло совсем другое.

Но тут возникает другой большой набор вопросов - а надо ли было тратить огромные силые и средства на создание чистых сосных культур? Ведь береза появилась сама и «бесплатно» - разве это плохо?  Оптимальны ли будут чистые сосняки в условиях изменяющего климата? Удастся ли сохранить их, тем более рядом с оживленной автодорогой?

И, напоследок, волонтерам было интересно посмотреть, как сейчас организована охрана лесов от пожаров.

Пошли на расположенную рядом пожарно-химическую станцию. Тут же естественно возник вопрос, почему именно «химическую» и какая «химия» сейчас на ней может использоваться?  Я высказал предположение, что такого рода станции видимо стали развивать во времена «химизации народного хозяйства», вот и назвали. Сейчас бы это была какая-нибудь «инновационная пожарно-нанотехнологическая» станция.  

Первое, что бросилось в глаза во дворе станции - пять здоровенных, отнюдь не наноразмеров, пожарных машин и бульдозер. Судя по виду, в этот сезон они вряд ли были активно задействованы. Лето в Подмосковье до последнего времени было влажное и холодное. Кроме того, топлива они должны потреблять много, да и развернуться таким монстрам в лесу будет весьма непросто.  

Далее стояли менее могучие агрегаты, вид которых явно говорил, что они «рабочие».  





Уроки лесопожарной катастрофы 2010 года в определенной степени у были учтены и меры приняты. Хватит ли их еще надолго, и будет ли этого достаточно в дальнейшем - еще один вопрос для обсуждения.  

Итоговые впечатления:

1. Несмотря на жесточайшую бюрократизацию лесного хозяйства, бесконечные реформы класса «обрежем так, что больше ничего не вырастает», местами оно вполне сохраняется. Чтобы посмотреть на все это - достаточно отъехать на  70 км от Москвы.  

2. Наверно в значительное степени это связано  базой, созданной поколениями лесников, в том числе «лесными  династиями», когда работа в лесу передается из поколения в поколение. Радует, что в «Государственном казенном учреждении Московской области «Мособллес» это понимают и на его сайте даже есть специальный раздел - «Лесные династии».

3. Несмотря на занятость «скоропостижной» подготовкой к региональному этапу III Всероссийского конкурса профессионального мастерства «Лучший лесной пожарный - 2017», руководство лесничества сочло  возможным организовать ознакомительную экскурсию и большое спасибо всем, кто участвовал в ее организации и проведении.  

Она вызвала еще больше интересных мыслей и соображений, которые хотелось бы обсудить с теми, кто работает непосредственно «в лесу». Орехово-Зуевское лесничество уже стало и, думаю, будет и в дальнейшем местом для такого рода встреч, обсуждений и действий.

Алексей Григорьев

со-координатор Кампании РСоЭС по лесам и сохранению биоразнообразия,

член Общественного совета при Рослесхозе 2003-2016 гг. (в настоящее время эта структура находится на «переформатировании», которое происходит бурно и интересно)

 

  • Архив

    «   Декабрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31