Блог главного редактора

Как с помощью деревьев спасти берег реки

Школа села Ханино Тульской области участвует в проекте «Возродим наш лес» с 2003 года. Когда в пришкольном питомнике подросли саженцы сосны и лиственницы и возник вопрос, куда их посадить, школьники и учителя думали недолго — на берегу пруда рядом с селом.
Красивое место отдыха, где любят бывать многие жители села, портил растущий вширь овраг. Чтобы закрепить его кромку и сдержать рост, решили посадить подросшие саженцы. Организовать первые посадки на этом месте ребятам из Ханинской школы и других школ района осенью 2004 года помогли сотрудники Гринпис. Об истории рукотворного леса рассказала в социальных сетях координатор проекта Татьяна Чалая.

Вот, как это место выглядело тогда.



Саженцы хорошо принялись. Через четыре года ребята решили принять участие в ежегодной региональной акции «Неделя тульского леса», которую Гринпис России и Департамент Тульской области проводят с 2007 года. Во время акции в разных районах области десятки школ высаживают деревья из своих лесных питомников. К этому моменту в питомнике Ханинской школы подросли дубы, и было решено посадить их рядом с соснами, чтобы на берегу пруда рос смешанный лес. Вот так берег выглядел осенью 2008 года.



И вот недавно мы навестили эту посадку. Оказалось, что сейчас деревья видно издалека! Сосны и лиственницы теперь гораздо выше человеческого роста, их догоняют дубы и ясени. А сколько на соснах шишек — не сосчитать!




А вот такими большими стали сосны: не обхватить дерево рукой!


Похоже, на настоящий момент это самые крупные деревья, выросшие у участников проекта «Возродим наш лес». Секрет успеха – забота ребят и отсутствие поджогов травы. К сожалению, многие леса, посаженные школьниками, страдают от весенних палов. Как правило, часть деревьев погибает, а другие сильно отстают в росте. Опыт села Ханино показывает — школьникам под силу спасти берег пруда от осыпания и вырастить леса, надо просто перестать жечь траву.




Конкурс публикаций

В ближайшее время запустим конкурс публикаций. Можно уже посмотреть проект Положения. Для замечаний и предложений есть время до конца недели.

Положение
о проведении конкурса «Лес и его люди»

Конкурс публикаций «Лес и его люди» (далее – Конкурс) проводится редакцией интернет-портала «Forest.RU – Всё о российских лесах».

Цель:

- привлечение внимания аудитории к лесным проблемам и деятельности по охране, защите и воспроизводству лесов;

- выявление лучших примеров работы с широкой аудиторией через средства массовой коммуникации.

Требования к участникам:

В Конкурсе могут участвовать сотрудники лесничеств, органов управления лесами субъектов Российской Федерации, учреждений, подведомственных Рослесхозу и их филиалов, редакций средств массовой информации, общественных организаций, блогеры и другие категории граждан, пишущие о лесах и лесных проблемах.

Требования к конкурсным работам:

- к участию в конкурсе принимаются публикации, увидевшие свет в период с 01 января 2014 года по 31 августа 2014 года;

- в конкурсе могут участвовать только публикации, автором которых является разместивший их пользователь;

- не ограничены жанры конкурсных материалов: новости, комментарии, интервью, очерки и т.д.;

- приветствуется представление серии публикаций (материалы представляются на конкурс по мере их публикации).

Процедура представления конкурсных работ:

- войти на интернет-сайт www.forest.ru (в случае отсутствия логина и пароля необходимо зарегистрироваться) и создать свой персональный блог в разделе «Блоги»;

- разместить в своём блоге публикации, представляемые на конкурс:

·         название;
·         полный текст публикации;
·         при необходимости иллюстрации;
·         ссылка на место публикации (название и выпуск газеты/журнала или прямая ссылка на интернет-страницу сайта);
·         авторы (авторы) текста и фотографий.

- указать тег «Конкурс-2014».

Критерии оценки работ

При оценке конкурсных работ будут учитываться:

·         систематичность, постоянство и регулярность выхода публикаций;
·         живость, образность и грамотность языка;
·         наличие полезной и интересной для аудитории информации;
·         наличие реальных историй, судеб людей, комментариев из первых рук.

При определении победителей также будет учитываться мнение интернет-аудитории (голосования «нравится» или отзывы в комментариях к конкретному конкурсному материалу.

Подведение итогов конкурса:

С 1 по 15 сентября 2014 г. жюри  отберёт лучшие работы, авторы которых будут награждены дипломами и призами.

Детям - о бешенстве

Правила безопасности для детей. Бешенство можно предупредить.

ac43bdcd4b40769158129e82a1924d57.jpg

Древнейшие живые существа на планете

Оригинал взят у gvenden в Древнейшие живые существа на планете
The Oldest Living Things in the World - проект Рейчел Суссман, сочетающий элементы арта и исследования. Рейчел побывала в различных уголках земного шара, чтобы сфотографировать существа, которым более 2000 лет. Результатом работы стала книга в которой 124 фотографии и 30 рассказов о том, как автор добиралась до этих необычайных мест и каковы истории и особенности ее объектов.

1. Криптомерия (2170-7200 лет) Джемон Суги обитает на острове Якусима в Японии. Периметр ствола 16.4, высота 25 метров.

[I]

Читать подробнее...

Весенние загадки и открытия

Наступил чудесный (но такой короткий) сезон зелёной весны. Каждый день приносит что-то новое. Вчера он напомнил об одной из интереснейших натуралистических загадок.

9af1895025b20a0238a085a0a4bdd005.JPG

Внимание, вопрос. Что это прорастает в парке?

Об этике фотографирования дикой природы

В последние годы активно развивается природная фотография. Стала более доступной специальная фототехника, это занятие становится даже модным, проводятся фотовыставки, блоги фотографов, снимающих природу, пользуются популярностью аудитории. Однако как любое массовое увлечение, фотография может нанести вред природе. В связи с этим не удержался от перепоста двух сообщений.

Оригинал взят у Виталия Рябцева vryabtsev в Об этике фотографирования дикой природы

Недавно я решил просмотреть весь «птичий» раздел фотографий   сайта «Природа Байкала». http://nature.baikal.ru/mats.shtml?mt=ph&list=spec_bird&sort=
И испытал много неприятных эмоций. Например – от этих фото у гнезда черного грифа.




http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=64889


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=60060
Под ними восторженные комментарии: "Круто! Классно! Фантастично!

Молодой фотограф использует автоспуск и  ведет себя весьма раскованно. А должен бы относиться к грифу столь же благоговейно, как, например, музыкант - к скрипке Страдивари. Ведь это настоящий «раритет» нашей природы - "краснокнижный" вид, населяющий очень ограниченные территории на юге Сибири. Каждое его гнездо имеет огромную ценность, заслуживает строгой охраны и бережного отношение. А на фото  - этакое панибратство! Причем так себя ведет не обычный  турист, а орнитолог.

На вышеупомянутом  сайте  много фото, сделанных у гнезд пернатых хищников. Особенно часто так фотографировали мохноного курганника, но есть и гнезда с птенцами степного орла, могильника, балобана, сапсана, восточного болотного луня, черного коршуна.  А между тем, подобные съемки весьма небезопасны. Еще не умеющие летать птенцы, потревоженные фотографом, могут выпрыгнуть из гнезда,  при падении получить травму и даже разбиться насмерть (для орлана-белохвоста такие случаи известны). Либо, оказавшись  вне гнезда,  стать жертвой четвероногого хищника. Прежде всего это касается гнездящихся на скалах крупных соколов, орлов, да и черного грифа тоже.

   Ну а если потревожить насиживающую самку, кладка легко может погибнуть от переохлаждения или хищничества врановых. Кстати, этот же молодой орнитолог разместил и  такое вот фото гнезда с кладкой дербника.


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=48639
Но особое беспокойство у меня вызвало  вот это фото гнезда орла-могильника.

Вначале я даже обрадовался: новое гнездо в постоянно обследуемом мною районе! Присмотрелся – увы, старое. Этот гнездовый участок орлов известен мне с 1998 г. Он имеет непростую историю. В июле 2004 г. огромное старое гнездо  обрушила буря. В 2005 г. была обнаружена свежая постройка, у которой мы провели съемки для видеофильма «Царь-Орел». Она пустовала в 2006-2008 гг., при этом на участке держался одиночный старый орел (наиболее вероятная причина – гибель второго орла на зимовке). Но – редкий случай – нашлась замена! И птицы вновь заселили свой участок, заняли гнездо постройки 2005 года. Однако в мае 2011 г. и это гнездо, на этот раз вместе с кладкой, погибло из-за бури. Летом поблизости орлы построили новое,  в 2012 г.   в нем были  выращены 2 птенца.

И вот   в 2013 г. сотрудник одной из областных природоохранных структур, увлекающийся фотографией, устанавливает здесь укрытие, ведет съемку. Причинил ли он орлам беспокойство? Несомненно. Я дважды организовывал съемку у гнезд могильника: в 1997 с Игорем Сирохиным;  и в 2005 с кинооператором Сергеем Марковым. На сами гнезда мы не поднимались, укрытия ставились поблизости. Несмотря на все предосторожности, в обоих случаях на следующий год гнезда пустовали.Всего в Иркутской области в 2012 г. учтено 15 пар могильников. Это не экстраполяция. Все 15 участков известны. Их разделяют огромные пространства, где орлы за последние 30 лет исчезли (в 1982 г. численность составляла 150-200 пар, в 2005 г. - 25). Т. е. и это гнездо – ценнейший «раритет». Фото сопровождает авторский комментарий: «Орлы достаточно сложный объект для съемки. В этом году имел возможность периодически наблюдать одну семью и немного фотографировать. Точнее сказать искал к ним подход и пристреливался». В 2014  году объекта «пристрелки» здесь, скорее всего, не будет.  Увы, для последних орлиных пар нормальной жизни сейчас нет ни в гнездовом ареале (рубки последних крупных деревьев, катастрофические лесные и травяные  пожары, разгул браконьерства,  повсеместный "отдых на природе";), ни на зимовках в Китае. А тут еще и фотографы, желающие "пристреляться"....

Были на упомянутом сайте также и птенцы сов. В том числе и слетки филина.

http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=59924

Благодаря авторскому комментарию стало ясно: они выращены последней парой этого хищника, еще остававшейся в южной части материкового побережья байкальского пролива Малого Моря. Речь идет о территории Прибайкальского национального парка, в котором я проработал 17 лет. Скорее всего, теперь опустеет  и этот (единственный для обширного района) гнездовой участок.
Были и фото  с гнездами   журавлей, чьи кладки и пуховички   уязвимы для фактора беспокойства.

Гнездо серого журавля


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=73338

Были  также фото с гнездами куриных птиц, беспокоить которых и вовсе недопустимо – без самки пуховички гибнут очень быстро.Чаще всего объектом съемок служила  тундряная куропатка,  встречающаяся  в горной тундре на хребтах, окружающих Байкал. Наиболее тягостное впечатление оставили два нижеприведенных фото.
.
Гнездо, из которого яйцо выкатилось явно в момент взлета потревоженной самки. После такого беспокойства она могла и не вернутся.

http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=29757
Пуховой птенец на ладони.


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=8976
Шансов на воссоединение с выводком и выживание у этого крохи почти не оставалось. Профессиональные орнитологи, частые гости сайта, должны были бы указать авторам этих фото на недопустимость такой "фотоохоты". Но промолчали.

Ну а зачем был пойман и сфотографирован вот этот птенец чибиса? Получить  травму он мог очень легко, как и  быть потерянным родителями. Но комментарий специалиста под фото спокоен и позитивен.


http://nature.baikal.ru/phs/ph.shtml?id=65508

Были также гнезда с кладками различных видов уток и куликов, цапель, крачек и чаек. Ну и конечно гнезда с кладками и птенцами различных воробьиных. Из более 4100 фотографий птиц, размещенных на сайте, примерно 300 отображали птенцов и кладки. Что самое грустное – подавляющее большинство из них сделали и разместили орнитологи, включая известных специалистов. Правда, фото с гнездами редких пернатых хищники в основном размещала молодежь. Но предостережений от старших коллег, старожилов сайта, в комментариях прозвучало очень мало.
Печальная картина. Еще в 1970-х годах патриарх отечественной орнитологии Алексей Сергеевич Мальчевский говорил: «Пусть лучше белое пятно останется в нашей науке, чем в природе». Прошло 40 лет. Наша природа, включая птиц, понесла огромные потери. В Прибайкалье пернатые пострадали много больше, чем, например, в европейской части страны. Мало того, что имевший здесь место в последние 2 десятилетия разор природы можно сравнить лишь с «освоением» Северной Америки в 19 веке, так еще и ситуация на южноазиатских зимовках сибирских мигрирующих птиц крайне неблагополучна. Уж кто-кто, а орнитологи должны показывать пример бережного отношения к еще живым пернатым. А что мы видим в реальности? В профессиональной среде остро стоит проблема экологической этики. Есть публикации на эту тему Владимира Михайловича Галушина. Но вместо прогресса в «этическом вопросе» виден скорее откат на позиции 1960-1970 гг. Впрочем, все российское общество «дичает» на глазах. Но это не оправдывает нас, орнитологов. Уж если обращаемся за финансированием проектов в западные фонды, стремимся там же публиковаться, то должны и соблюдать в своей работе стандарты, принятые в цивилизованном мире. Насколько я знаю, например в Англии, союзы фотографов  и любителей птиц в своей деятельности опираются на строгие этические кодексы. За съемку у гнезд, например филинов и крупных дневных хищников, последовало бы исключение из союза и обструкция со стороны коллег.

Могут сказать, что на сайт заходит много людей, заинтересованных в самой разнообразной информации. Что съемки проведены специалистами, знающими как не допустить беды. Что размещение таких фото в ряде случаев несет элемент зоогеографических открытий. Пусть даже объекты съемки в перечисленных выше случаях не пострадали. Но ведь посетителей сайта необходимо экологически просвещать и воспитывать! А в реальности - им подается дурной пример. Размещение подобных фото многие воспринимают как своеобразный стимул и "руководство к действию». «Ему можно, а почему мне нельзя»? «Я тоже хочу сделать фото, под которым комментаторы напишут «круто»! И все это расходится как круги по воде. Сейчас десятки миллионов соотечественников имеют фотоаппараты. Многие не прочь заснять природный «эксклюзив». В итоге, при отсутствии экологической культуры, люди с фотоаппаратами оказывают на живую природу значимое негативное воздействие.  Ну а по поводу «гнездовых» открытий, сделанных любителям птиц, Алексей Сергеевич, у  которого я имел честь учиться в аспирантуре,  уже давно  сказал: «Пусть лучше белое пятно…».

 Речь здесь шла лишь об одном из множества сайтов. Подобное фотографирование сейчас хобби отнюдь не  одиночек. Сколько в итоге гибнет кладок и птенцов никто не знает, но наверняка, для редких видов ущерб уже стал ощутимым. И неизбежен его дальнейший рост.

  Большую тревогу вызывает уровень "экологической морали" молодого поколения орнитологов. И прежде всего - работающих с пернатыми хищниками. Слишком уж уязвимы эти "объекты". Многие из них еще и  малочисленны, а то и  очень редки. Но это не мешает  многим молодым коллегам беззаботно осматривать и фотографировать  гнезда в период насиживания, принуждая самок надолго оставлять без обогрева и защиты  кладки и пуховых птенцов. Причинять опасное беспокойство птенцам, еще не умеющим летать. Я уже не говорю о том, что побеспокоенная пара пернатых хищников с очень большой долей вероятности покинет свой многолетний участок, переселится на иную территорию, вполне вероятно - с худшими условиями (по параметрам безопасности, кормовой базе и пр.).  Отчего же они  проявляют такую беспечность? Ее можно было понять и простить, скажем, в 1950-1960-х годах. Но не сейчас, когда дикая природа огромных территорий переживает нечто вроде апокалипсиса. Почему  в 1970-1980-х после учебы в ВУЗах большинство из нас проникалось бережным отношением к природе, а вот про нынешние поколения этого не скажешь?

 Возможно, причина - в пересмотре жизненных ценностей. Тридцать лет назад мы и думать не могли, что изучение пернатых и деятельность по их охране станут своеобразным бизнесом. Подавляющее большинство орнитологов советской эпохи были людьми немного «не от мира сего», считающими свою деятельность не источником хорошего заработка, а скорее «отдушиной», дверью в иной мир, где нет идеологических заморочек и засилья бывших комсомольских активистов. Мир, в который первое время не проникали и всесильные рыночные отношения. Но пришли «поколения next», твердо нацеленные на успех (с сопутствующими ему славой и деньгами). Причем успех, полученный любой ценой. Вот этой ценой, или разменной монетой, и стала забота о «пернатых» объектах изучения, об их будущем.

   Могут возразить: весь мир живет в рынке, во многих странах это не мешает изучать и охранять природу, включая  птиц. Ну что же, мы и здесь стали исключением. Рыночные отношения на постсоветской почве породили много дурных плодов. Плохую роль сыграли монополизм и отсутствие реальной конкуренции. В итоге в отечественном «мире орнитологии» очень ограниченный круг специалистов получил почти монопольный доступ как к грантовым так и к бюджетным источникам финансирования. Но если «изучать и охранять» пернатых в режиме «конвейера», то неизбежно первое место среди жизненных интересов и ценностей исследователя займет личный заработок, лишь второе - судьба самих пернатых, объектов «приложения сил». Не удивительно, что в наше «рыночное время» многие молодые коллеги выбрали в качестве «образца для подражания» очень успешных в финансовом плане «эффективных менеджеров» от орнитологии. Не буду называть имен. Разного калибра, они есть и в центре и в регионах.

  Впрочем, я перешел к более широкой проблеме коммерциализации природоохранной деятельности. Тем не менее, язвы огромного рыночного мира отразились, как в крохотной капле росы – в современных фотографиях дикой природы.Что же делать? Хотя бы отказаться от размещения  на сайтах, посвященных природе, фото с гнездами, птенцами и кладками. Надеюсь,  такая позиция все-таки возобладает среди коллег-соотечественников.


Оригинал взят у vryabtsev в О филине бедном замолвите слово...

Продолжая тему, расскажу о ситуации с птицей, особенно сильно страдающей от беспокойства человеком. К этому меня подтолкнул  свежий пост Евгения Полонскогоhttp://e-polonskiy.livejournal.com/288221.html
В его блоге множество фото, которыми я искренне восхищаюсь. Но данный пост вызвал тревогу, т.к. объект съемки был подвергнут большому риску. Вспугивать филина во время насиживание очень опасно: кладка может быть брошена, стать жертвой врановых, погибнуть от охлаждения.
Этот кадр гнезда филина был сделан 22 марта.


Судя по погоде (видео - http://e-polonskiy.livejournal.com/285849.html) опасность переохлаждения была реальна. К счастью - обошлось. Но филин вновь был побеспокоен уже 7 апреля.

 
Пуховичкам на снимке несколько дней. Еще один опасный удар «по нервам» взрослых сов, огромный риск для крохотных птенцов. Они столь же беззащитны и уязвимы, как и яйца. Велика вероятность, что в следующее посещение гнездо окажется пустым.
 
Пост много комментировали, в том числе орнитологи. Но вопрос «этичности» не поднимали. Естественно желание не обидеть уважаемого автора блога. Я тоже этого не хочу. Моя цель – объяснить всем искренним любителям природы, почему нельзя беспокоить гнезда птиц в период насиживания и вылупления. Особенно - пернатых хищников.
 
Про то, что филин бросает свою кладку даже после однократного вспугивания человеком, писали еще наши первые писатели-натуралисты, если память не изменяет, Соколов-Микитов. В научной литературе таких фактов немало.Для Западной Европы (Mikkola, 1983) есть сообщения о том, что при посещении гнезда человеком  самка иногда переносит птенцов на новое место.
Часто эта сова заселяет одни и те же пещерки многие поколения. В некоторых из них археологи докапывались до слоев пищевых остатков, датируемых ледниковым периодом. Вид проявляет исключительную привязанность к своим традиционным  гнездовьям. Но обязательное условие такой долговечности - отсутствие беспокойства человеком.  
 
Расскажу о ситуации в Предбайкалье. В 1981- 1982 гг., проводя наблюдения за хищными птицами на Тангутском стационаре (лесостепное левобережье Братского водохранилища), я лишь пару раз встречал филина. Но в 1983 г. нашел гнездо, которое оказалось менее чем в километре от кошары, где проживал. Осмотрев подобные гнездовые биотопы, быстро обнаружил еще 2 жилых гнезда. Скрытность – черта поведения, помогающая филину выжить. В 1983 я посещал гнезда летом (и в последующие годы старался придерживаться этого правила), пары удавалось серьезно не побеспокоить. Две из них достоверно гнездились в 1988 и 1998 гг.


 
До недавнего времени предбайкальских филинов можно было считать сравнительно доверчивыми. Несколько найденных гнезд находились в 1,5-2 км от бурятских деревень. Птицам это не вредило. На одном из гнездовых обрывов даже издавна оставлялись подношения (мелкие монетки) для «Эжина». Так называют духов, оказывающих покровительство той или иной местности. Следует пояснить, что в дореволюционный период буддизм почти не затронул местных бурят, здесь сохранились древние шаманские верования. Крупнейший исследователь бурятского фольклора М.Н. Хангалов в конце 19 века во время этнографических экспедиций по Предбайкалью   записал предание о том, что филин был невестою царя птиц (т.е. орла). Поэтому люди с почтением относились к этой сове. На одном из встреченных на наших полевых маршрутах «сэргэ» («шаманская коновязь») имелось вот такое легко опознаваемое изображение.

 
Филин – один из самых уязвимых пернатых хищников, как со стороны природных, так и антропогенных факторов. Его гнезда нередко разоряют четвероногие хищники, губят они и плохо летающих слетков. При недостатке корма нередок гнездовой каннибализм. Но в последние годы особенно большой ущерб наносит беспокойство. Речь о людях, не считающих эту птицу священной, а таких сейчас абсолютное большинство. Летом 2012 г., работая над проектом о влиянии пожаров на дикую природу (его результаты описаны здесь - http://irk-pal.ru/vyshla-broshyura-predbajkalskaya-lesostep-v-kolce-ognya-po-itogam-nashego-proekta/), я посетил гнезда филина, найденные в предыдущие годы. Из 14 осмотренных гнездовых участков вид присутствовал лишь на 3-х. На 11 не было даже следов пребывания. Новые гнездовые территории не обнаружены. Это был год пика численности мышевидных грызунов (предыдущий пик - в 2005). Но слетки не отмечены даже на еще заселенных участках. Ряд гнездовых территорий (включая и 2 «еще живые») располагался на обрывах близи побережья водохранилища. За последние 10-15 лет рекреационная нагрузка здесь резко возросла. Наверняка это и сказалось на филине.

Здесь, на заливе Братского водохранилища, гнездился


Старая гнездовая ниша


Полет над Братским морем
В южной части байкальского пролива Малое Море оставалось последнее жилое гнездо филина. Располагалось оно на единственном еще не застроенном турбазами участка залива Мухор, очень популярного у отдыхающих. В 2009 г. филины здесь достоверно гнездились, среди остатков их добычи обнаружен даже полевой лунь.
Фото 2009 г.
Однако в 2012 г. гнездовой участок пустовал. Слишком уж здесь красиво. Отдыхающие, заполнившее побережье, судя по появившейся тропе, добрались и сюда.
Но именно в 2012 г. был сделан вот этот снимок, упоминавшийся в предыдущем посте.


Птенцы находились на противоположном берегу залива. Увы, здесь рекреационная нагрузка летом (в апреле-мае - тихо) несравненно сильнее. Скорее всего, давно знакомая мне пара филинов, побеспокоенная на своем многолетнем участке, загнездилась на этом берегу в 2012 г. в первый и последний раз.

Дикая природа лесостепного Предбайкалье понесла огромный ущерб из-за повсеместных лесных и травяных пожаров, «черных браконьеров». Фото об этом можно увидеть здесь- http://irk-pal.ru/na-pravoberezhe-bratskogo-vodoxranilishha/).

 Ряд опустевших гнездовых территорий филина, находящихся вдали от побережий водохранилища и Байкала, оказались пройдеными огнем и варварскими рубками. Три гнездовые участка на Ангаро-Ленском междуречье эти две напастит обошли стороной. Они скорее всего опустели из-за браконьеров. Местные жители жалуются на горожан, которые на джипах и снегоходах здесь буквально прочесывают лесостепной ландшафт. Попутно могли убить и филинов. В таежных районах Иркутской области филин относительно благополучен, но его лесостепные гнездовые группировки за какие-то 10 лет пережили крах.

  И мне есть в чем повиниться перед филином. Проводя учет хищных птиц, 22 мая 1999 г. я вышел на край степного обрыва с выходами скал. Они нередки в приангарской лесостепи. И сразу же метрах в 10 ниже меня взлетел филин. Я видел, как за ним следом полетело и ударилось о камни яйцо, из его трещин выступила кровь. В открытом (т.е. без скального «козырька») гнезде находилось еще 2 яйца. Я сразу ушел. Лелея надежду, что самка все-таки вернется. Фотоапарата с собой не было, возвращаться за ним к машине не стал. В 2012 г. осмотрел этот район, признаки обитания филина (за исключением старых гнездовых ниш) отсутствовали, хотя вокруг вроде бы ничего не изменилось. Как неудачно в 1999 г. сложились обстоятельства! Обрыв имел длину не менее 500 м, а я вышел прямо над гнездом. В той же поездке в других гнездах филина находились только птенцы, в том числе и сравнительно крупные. Но именно в этом оказалась необычно поздняя кладка!

Я проник в «дом» филина в опасный период. И  случайно, не желая ничего худого, причинил птицам вред, возможно, заставил их покинуть участок. А что будет, если посещать тысячи гнезд филина? В таком случае паралельно огромному «исследовательскому    конвейеру»  будет действовать и «конвейер случайной гибели» объектов изучения. Побочный результат исследований в период насиживания и «нежного возраста» птенцов.

 Мой настоятельный совет: не осматривайте, да и вообще близко не подходите к гнездам филина, в период насиживания и в первые две недели жизни птенцов. Отложите свое посещение на более поздние сроки. В разных регионах они разнятся, в Прибайкалье - не раньше 10 июня.
Считайте для себя критический период жизни филина тем белым пятном, которое нельзя заполнять.

Евгений Спангенберг не проводил маштабных исследований филина. Однако его очерк об этой сове (в книге «Записки натуралиста») принес реальной пользы виду больше, чем многие научные работы. Он был опубликован в то время, когда говорилось  о «вредных хищниках», но при этом  книги о природе издавались большими тиражами, а главное – читались. В моей памяти крепко засели его слова: «Лес без филина - что детство без сказки!».










Как выжить в информационной войне. Из сети

Дорогие друзья! В средствах массовой информации, в соцсетях информационная война бушует уже несколько месяцев, и что-то не похоже, чтоб она в ближайшее время закончилась. Война виртуальная, а пострадавшие – вполне реальные: разрушаются близкие отношения, теряются давние дружеские связи, у людей серьёзно ухудшается самочувствие. Кто-то из тех, у кого уже были проблемы со здоровьем, даже умирает... Всё это печально и страшно.

Между тем, стране, единомышленникам, друзьям и близким мы с Вами нужны живыми и здоровыми.
В отличие от реальной войны, информационная направлена в первую очередь против мирного населения. А потому сохранить себя, не дать себя разрушить – это для каждого из нас уже часть победы.

Некий анонимный бывший сотрудник ГРУ по кличке "Енот" предложил ряд советов для гражданского населения на случай реальный войны. Чтение, надо сказать, для людей со стабильной психикой и крепкими нервами. А самый первый из этих советов, правило № 1, принцип, на котором основаны остальные соображения "Енота" – вполне хорош и для информационной войны.

----

Итак, совет бывшего разведчика, правило № 1 для гражданских на любой войне, в том числе информационной:

"Не надо никуда лезть, особенно в «драку». Для этого всегда найдутся «отморозки» вроде меня. Ваша задача – это «сохранение трудовых ресурсов», то есть себя".

----

Любая война закончится, тем более информационная. Наступит мир, и для всех нас желательно дождаться его, сохранив силы, здоровье и добрые отношения с близкими людьми. Совсем ни к чему оказываться у разбитого корыта.

Вот несколько простых правил, которые помогут сберечь здоровье и нервы Вам самим и Вашим близким, а также сохранить отношения с дорогими Вам людьми в условиях информационной войны. В мирной жизни эти правила тоже вполне могут пригодиться.

1. Постарайтесь ограничить просмотр новостей. Установите для себя режим: смотрите и читайте новости только в определённое время, желательно – не чаще раза в день. Если читаете прессу, интернет-СМИ или соцсети – стоит ограничить время, которое отводите на это: например, полчаса или час.

2. Подумайте, как можно поддержать себя, позаботиться о себе, если новости будут тягостными. Заранее выберите что-нибудь приятное, что Вы сделаете после просмотра. И сделайте.

3. Приятное можно сделать не себе, а близкому человеку. Или – не только себе.

4. Кстати о близких людях и просто друзьях: если Ваши взгляды на политику не совпадают с их взглядами, если возникают споры – лучше о политике с ними вообще не говорить. Если, конечно, Вам дороги эти люди и отношения с ними, а также собственное здоровье и душевный покой. Попросите близких и друзей не обсуждать с Вами политические вопросы.
Если же принципы оказываются дороже отношений – бывает и такое – лучше прервать отношения спокойно, без агрессии. Опять-таки – в целях сохранения собственного здоровья вообще и нервов в частности и в особенности. Если очень хочется напоследок высказать человеку всё плохое, что Вы думаете о нём и его взглядах – подумайте заранее о том, что и он может не смолчать в ответ, и вряд ли смолчит. Нужна ли Вам пустая ссора? Да и вообще, стоит ли спешить с разрывом? Можно попробовать прекратить общение до тех пор, пока не закончится информационная война; а дальше будет видно.

5. В общении с дальними воздерживаться от споров о политике или хотя бы от агрессии - тоже хороший, полезный для здоровья принцип. Это относится как к виртуальному, так и к живому общению. Политику обсуждать приятно и полезно с единомышленниками, а не с противниками. Если же всё-таки общаетесь с противниками – оставайтесь корректным и доброжелательным. Здесь поможет и воспитание, и даже религиозные убеждения – например, христианство.

Переубедить человека, побудить его отказаться от своих взглядов – сложная, трудновыполнимая задача. Вы ведь не готовы изменить своё мнение, не собираетесь это делать? Вот и противник тоже не готов и не собирается, и, может быть, даже гораздо больше, чем Вы.

Неприемлемые для Вас взгляды может высказывать кто-то особенно дорогой и близкий Вам, человек, с которым Вы не хотите перестать общаться из-за политики. Но даже в этой ситуации к попыткам переубедить стоит подходить с очень большой сдержанностью и осторожностью. И уж точно информационная война, когда все взвинчены – неподходящее время для таких попыток.

Теперь – ещё немного об информационной гигиене.

6. Если происходят какие-то особенно волнительные, тревожные события – имейте в виду: очень вредно следить за ними в режиме онлайн. Соблюдайте установленный Вами режим просмотра новостей.

7. Фильтруйте источники информации. Если хотите знать ситуацию с обеих сторон, постарайтесь найти независимые СМИ, независимых аналитиков. Если это не представляется возможным или просто затруднительно – читайте СМИ противника в самых ограниченных дозах, с большой осторожностью, подходя к материалам критически. Если есть возможность, обсуждайте их содержание с единомышленниками. Пропаганду вообще вредно принимать внутрь, но вражескую – особенно.

8. Старайтесь не поддаваться эмоциям. Помните: едва ли не большинство информационных вбросов делается именно с целью развести Вас на эмоции, заставить переживать. Это – покушение на Ваши чувства. Причём, как правило, вбросы идут с обеих сторон – и от противника, и от тех, кого поддерживаете Вы. При минимальной проверке такой информации она обычно оказывается неоднозначной, а зачастую – искажённой либо просто ложной. Прежде чем сочувствовать или ужасаться, горевать или радоваться, негодовать, гневаться, презирать или восхищаться – стоит проверять сообщения. Это не значит, что правду не говорят вообще никогда. Изредка она может появляться в информационном поле. Её тоже, как правило, сообщают с манипулятивной целью, для того, чтобы вызвать эмоции. Тем не менее, тратить ли на неё сердце – решать уже Вам, если только Вы убедились, что это правда. Ну а на вбросы – сердца жалко. Да и быть марионеткой – явно не лучшая роль. Берегите себя.

И наконец...

9. Используйте несложные и доступные способы поддержать себя, восстановить силы: физкультуру, прогулки, ароматерапию, искусство, неполитический юмор, мирное общение с приятными Вам людьми. Если какое-либо известие выбило Вас из колеи, выпейте воды или чего-нибудь другого безалкогольного, чтобы прийти в себя, быстро восстановить душевное равновесие. А вот алкоголя лучше избегать, это депрессант.
Помогает успокоиться и переключиться просмотр фото с животными или забавных видео с ними же.

В заключение – краткая инструкция из Интернета. Она касается в основном гигиены общения.

Инструкция для мирного населения в период информационной войны

1. Любая война закончится.
2. В каждом народе есть разные люди, не все участвуют в войне — не стόит оскорблять всех подряд.
3. Политики договорятся, а Ты останешься с тем дерьмом, которым Ты поливаешь "своих идеологических противников".
4. Во время войны врут все. Не распространяй информацию анонимную и ту, в истинности которой не уверен на 101% /или не можешь проверить/. Если так хочешь что-то написать, пиши только о том, что Ты видишь сам. Это честно. Остальное — участие во вранье.
5. Хочешь высказать свое отношение к политике — выскажи, при этом не обязательно кого-то оскорблять.
6. Не нравится мнение другого человека и уж очень рвёшься высказаться — выскажись об этом мнении, а не об этом человеке, ведь чаще всего вы с ним лично не знакомы.
7. Знай, что ненавидеть незнакомых Тебе людей — это заболевание.
8. Взаимоотношения между людьми весьма сложные даже на уровне семьи или трудового коллектива. Между государствами всё ещё сложнее. Всё просто и понятно только дуракам. Не торопись делать выводы — не будь дураком.
9. Оставайся всегда Человеком и помни пункт 1.

О вербе

Вербное воскресенье

Так принято на Руси называть последнее воскресенье Великого поста. Два тысячелетия назад жители Иерусалима встречали Христа, въезжавшего в город через Золотые ворота, со свечами и ветками финиковой пальмы в руках. В память об этом верующие россияне по сей день приходят в храм на праздник с ветками вербы, так как в наших краях она ранее других древесных ветвей дает почку.



Праздник отмечается за неделю до Пасхи, и в эти дни повсюду в городе можно купить веточки с серебристо-белыми пушистыми соцветиями — «барашками». Большинство населения, далекое от тонкостей православных обрядов, воспринимает вербу в этот день не больше чем дань красивой традиции. Украшать дом веточками пушистой вербы - это как красить яйца на Пасху.

Верба часто встречается в фольклоре славян как символ быстрого роста, здоровья, жизненных сил, плодородия — бездетные женщины молились у вербы, приносили ей жертвы, прося подарить им детей. Освященная в Вербное воскресенье, она считалась целительным средством. Ею окуривали помещения, растертую в порошок пили вместе с можжевельником от разных болезней, прикладывали в примочках. Ветками вербы полагалось слегка похлестывать друг друга, приговаривая: «Не я бью, верба бьет, через неделю Велик день — будь здоров, как вода, будь богат, как земля». Больные в надежде на излечение охлёстывали себя: «Верба-хлест, бьет до слез». Были и другие поговорки: «Верба красна — бьет напрасно», «Верба бела — бьет за дело». Верили селяне и в примету, связанную с вербой: «Где вода - там и верба, где верба — там и вода!» А ещё считалось, что от вербочек, принесенных в дом, вся нечисть от стен отходит. Освященную вербу хранили на божнице за иконой как оберег семьи от болезней, нечистой силы, стихийных бедствий. Славяне верили, что освященная верба, брошенная в огонь, усмирит его, а брошенная против ветра — прогонит бурю.

Ива или верба?

"Это не верба, а ива", - недавно услышал такое утверждение. Данное высказывание абсолютно некорректно, поскольку верба является всего лишь одним из многих десятков видов ив. Деревья, кустарники, кустарнички и стелющиеся растения. Цветущие до распускания листьев и середине лета. Разнообразие огромное.

Путаница возникает из-за многообразия местных названий различных видов. Ветла, верба, шелюга, ракита, лоза, лозняк, тал, тальник и так далее. По некоторым источникам, общеславянское слово "верба" произошло от индоевропейской основы, которая означала "гнуть, вить". Его первоначальное значение - "какой-то гнущийся предмет", а более позднее - "прут, ветка". Существительное "верба" произведено от того же корня, что и глагол "вертеть", и поначалу в буквальном истолковании значило "ветвь", или "вьющаяся часть дерева".

Некоторые интернет-источники предлагают считать вербой несколько раннецветущих видов ивы. Я считаю более корректным отнести название верба совершенно конкретному растению - иве остролистной.

Тонкие изящные красноватые побеги с сизым налётом, серебристые соцветия (серёжки) во время цветения становятся ярко-жёлтыми.

Из других видов ив, наиболее часто выделяемых людьми, можно назвать несколько:

  • ива козья - бредина (часто именно её путают с вербой, но бредина отличается более массивными зеленоватыми побегами и более крупными почками);
  • ива белая - ветла (обычно крупное дерево, цветущее в начале лета);
  • ива ломкая - ракита.
Воскресение вербы

К сожалению, в ряде мест верба встречается достаточно редко, да и страдает она от рук человека.

К счастью, верба, как и большинство семейства ивовых, очень неприхотливы в искусственном выращивании. Достаточно воткнуть несколько черенков (к примеру, те веточки, что вы приобретёте к вербному воскресенью) во влажную землю, и вы получите своё собственное дерево, которое через несколько лет будет радовать вас по весне своими пушистыми серёжками. Кстати, именно так в производстве и создают насаждения из ив.

У меня несколько деревьев растут.

Фотограф на пожаре

Оригинал взят у annabaskakova в Фотограф на пожаре

...Я чувствую себя вьючной лошадью. Количество фототехники я давным-давно довела до минимума, но это не спасает. На шее у меня, помимо камеры, болтаются фонарик и рация, на голове - защитные очки, на боку - почти пустой кофр, куда я убираю камеру при каждой возможности, чтобы защитить ее от золы и пыли, в карманах - перчатки, респиратор, два мобильника, запасные аккумуляторы, на поясе сумка со вторым объективом и флешками. Ах да, еще за спиной ранцевый лесной огнетушитель, куда вообще-то положено наливать 18 литров воды, но для меня его упорно заливают наполовину, поскольку мои друзья полагают, что целый мне не унести. Я пытаюсь одновременно работать как связист, контролируя, чтобы за спиной у добровольных пожарных "Гринпис" не вспыхнул тростник, снимать фото и видео и дотушивать траву.

Как бы этого ни хотелось - на пожаре нельзя быть просто фотографом, просто зрителем, запечатлевающим чьи-то подвиги. Слово РТП (руководителя тушения пожара) на пожаре - закон. Тебя в любой момент могут отправить за оборудованием, могут прервать съемку и приказать бежать к мотористу, который почему-то уже пять минут не слышит рацию. Могут не остановить машину там, где ты видишь кадр (и чаще всего никто и не остановится, не до того). Фотосъемка на пожаре - вторична, и об этом очень важно помнить. Хотя столь же важно понимать, что фотосъемка - не менее мощное орудие в борьбе с пожарами, чем мотопомпы и ранцевые огнетушители, ибо она привлекает внимание к проблеме.

"Остановите, ну пожалуйста!" - умоляю я, увидев дым над сельским кладбищем. "У тебя ровно тридцать
секунд!" - грозно предупреждает руководитель тушения. За тридцать секунд, - ну ладно, мне дали целую минуту, - я пытаюсь создать берущую за душу работу.





Иногда бывает страшно - и за себя, и за друзей. Хотя сейчас я боюсь меньше, чем раньше, потому что понимаю, что происходит и где находятся зоны безопасности. Но вот такие моменты, как здесь, когда на тебя катится вал огня - бывают жутковатыми. Хотя умом ты понимаешь, что сейчас тростник промокнет, и пламя скорее всего стихнет.



Нет, я вовсе не жалуюсь, я люблю такую жизнь, потому что во время тушений ты четко понимаешь, что делаешь и ради чего. И еще потому, что это слаженное (пусть и не всегда идеально слаженное) коллективное действо. Тушение - это очень и очень интересно. И еще жизнь тебя вознаграждает вот такими фантастическими картинами.









Борьба с огнем, с врагом, который хочет уничтожить вот это живое, то, что ты видишь рядом - деревья, траву, кусты, птичьи гнезда, захватывает тебя целиком. И тогда тебе уже ничего не страшно, и ничего тебя не тревожит - ни холод от того, что спина в очередной раз промокла из-за протекшего РЛО, ни летающие в воздухе частички тростника, которые упорно пытаются пролезть тебе в глотку и пробраться внутрь камеры, ни жар от огня (как ни странно, но на пожаре бывает и жарко, и холодно почти одновременно).




А иногда возникают странные ассоциации, и перемазанный сажей доброволец, сматывающий рукава, кажется вдруг похожим на Отелло в красном халате.



И вообще что-то в людях проявляется такое, шекспировское...



Или вовсе берет и превращается доброволец в автопортрет Альбрехта Дюрера. Узнаете?



А некоторые вдруг обращаются в гномов из фентэзи.



А руководитель тушения - в красного комиссара. Ну это еще ладно, тут хоть какая-то логика есть:)



Порой вообще чудятся инопланетяне. Нет, мне кажется, интереснее съемки пожаров ничего быть не может.



...Разноцветные дымные столбы встали до небес. Над черной выжженной землей на фоне высокого алого пламени носятся гигантские стаи грачей. Добежать до стаи, сделать кадр - это возможно, там ведь есть выгоревшая зона, можно снимать совершенно безопасно...
- Бася, кому сказал - в машину! - кричит руководитель тушения, - у тебя съемка, а у меня сейчас заповедник сгорит!

Я сижу, отвернувшись в окну, и тихо реву, потому что понимаю, что только что упустила один из лучших кадров в своей жизни. Не послушаться было нельзя. Потому что, как я уже писала выше, слово руководителя тушения на пожаре - свято, и возражать здесь никак нельзя. И он тоже прав, потому что на нем - ответственность, и потому что ему действительно надо осмотреть границы заповедника. И добровольцы защищают Астраханский биосферный заповедник от огня, а не я. Но у меня перед глазами все стоит и стоит неснятый кадр с летящими на фоне пожара птицами. В этот день я делаю похожий кадр. Он неплох, но не так хорош, как тот, первый.

...Мы уже возвращаемся в Москву и внезапно видим поднявшееся вблизи маленького домика пламя. Разумеется, сворачиваем к огню, и хотя оказывается, что домик нежилой и хранится в нем техника, все же решаем тушить. Я к этому моменту отсняла уже около двадцати пожаров, поэтому решаю не толкаться на маленьком пятачке и уступить место коллегам, ибо по случайному совпадению на одном пожаре оказалось два фотографа, режиссер и оператор - многовато. До этого мы работали порознь и объединились, чтобы вместе ехать в Москву. Тем более, что мой приятель-оператор недавно поделился со мной страшной творческой тайной: снимать репортаж всегда надо не там, где работают все остальные фотографы. Я пробую реализовать его рецепт - получается интересно.




Но тут режиссер, споткнувшись на скользком пепле, ранит руку о сухой тростник (слава Богу, несильно, хоть и глубоко). Я иду оказывать первую помощь, с благодарностью вспоминая семинары, на которых учили делать перевязки. Тем временем над рекой встают высокие клубы пламени, и я понимаю - нет,этот пожар я явно не сниму, это сделают другие. Ну и Бог с ним. В конце концов, съемка на пожаре - не самое главное...




Восстановить лесхозы будет сложнее, чем их разрушить

Закон о возрождении лесхозов может быть принят до конца месяца. Государственная Дума РФ на заседании 28 февраля рассмотрит во втором чтении проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросу осуществления федерального государственного лесного надзора (лесной охраны)». Как сообщается на сайте Госдумы, документ рекомендовано принять не только во втором чтении, но и в целом. Согласно заключению правового управления от 19 февраля, к тексту законопроекта, над созданием которого долгое время работали специалисты Рослесхоза и Минприроды, «замечаний правового, юридико-технического и лингвостилистического характера не имеется».

Закон восстановит правовые основы для существования государственных лесохозяйственных организаций, отвечающих на долгосрочной основе за выполнение работ по охране, защите и воспроизводству лесов. По статусу специализированные учреждения будут близки к лесхозам, которые существовали до принятия Лесного кодекса 1997 года, сообщают "Лесные вести".

Безусловно, новые организации не будут копией прежних лесхозов, поскольку на настоящий момент система государственного лесного надзора более-менее сформировалась. Скорее всего закон поможет в организации лесохозяйственных работ в первую очередь в тех регионах, где отсутствуют серьёзные арендаторы, готовые взять на себя весь цикл работ.

Конечно не нужно рассчитывать на чудо. Оно не произойдёт мгновенно после стольких лет разрухи. Утеряны и традиции, ушли многие специалисты. Фактически придётся создавать систему заново. И тут многое будет зависеть от  последовательности в развитии нормативной базы и её применении.

Елена Шатковская: «Национальный парк – это заповедник, ставший ближе к людям!»

Директор Кенозёрского национального парка продолжает дискуссию о реформе системы ООПТ, которая бурно началась, но была остановлена Президентом.
На просторах Интернета, на разных сайтах и в социальных сетях, развернулась дискуссия вокруг принятых поправок в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях». Хорошее дело. Полезно читать мнения уважаемых специалистов, коллег. Но что удивило, все статьи, все комментарии посвящены одной теме: возможному «понижению» статуса заповедника до статуса национального парка! Ну удивило и удивило, не в первый раз слышу про заповедники, которые нельзя трогать ни при каких обстоятельствах, и «второсортные» национальные парки. Можно было бы и пропустить мимо глаз и ушей очередные стенания про наше уничтожаемое достояние, на которые очень достойно отвечала Н.Р. Данилина. Но статья бывшего Министра охраны окружающей среды и природных ресурсов В.И. Данилова-Данильяна в «Газете.ru» от 23.01.2014 г., мягко сказать, возмутила.

Понимание на уровне бани…



Одно дело, когда о «виновниках» всех заповедных проблем – национальных парках – «рассуждает» член Общественной палаты г-н С.В. Симак, а другое – крупный чиновник, человек, к мнению которого прислушиваются не только экологи. Это уже манипулирование мнением и общества, и принимающих решения инстанций.

А я-то думала: почему высшее руководство страны считает, что деньги в развитие туризма нужно вкладывать только в заповедниках? Откуда сложилось мнение, что национальные парки и так справятся, что обязательно придет туда некий бизнес и тут же разовьет туризм? А в это время национальные парки, которые в отличие от заповедников должны заниматься развитием туризма, рвут жилы – практически без финансирования создают инфраструктуру туризма и экологического просвещения, решают социально-экономические проблемы территорий, на которых они расположены, создают рабочие места для местного населения и т.д. и т.п. И тут появляются «знатоки» заповедного дела и расставляют все точки над «и».



Аргументация убийственная! Хочется плакать, только не знаю от чего: от смеха или от бессилья. Так примитивно – бани! Бани мы, оказывается, строим, в которых развлекается московское начальство! И нет у нас ни науки, ни охраны, ни природного, ни культурного наследия, ни заповедных зон, можно продолжить перечень – ни стыда, ни совести. Потому как коррупция, коммерция, и наше будущее – за «игорными домами». А если и сохраняет национальный парк что-нибудь, так это исключительно для получения дохода: «
Заповедник — это научно-охранная организация, а национальный парк — это коммерческая охранная организация, которая охраняет, чтобы получать доход». Вот так, легким взмахом пера В.И. Данилов-Данильян и иже с ним «обобщили» деятельность национальных парков России, оболгали и оскорбили всех их сотрудников. К сожалению, и в комментариях моих коллег много неточностей (надеюсь, они от незнания). Например, возможность перевода земель из одной категории в другую, и добычи полезных ископаемых, и т.д. Представляю сейчас сложное положение В.М. Щербакова, директора ГПЗ «Столбы», который каждый день по нескольку раз «оправдывается» (кстати, очень аргументировано) за предстоящее «понижение» статуса заповедника.

Как все начиналось



Так кто же мешал Виктору Ивановичу Данилову-Данильяну наставить на путь истинный хотя бы те четыре национальных парка, которые, как он утверждает, он создал (кстати, в эту четверку, очевидно, входил и наш Кенозерский национальный парк)? А правда заключается в том, что Данилов-Данильян не создавал национальные парки, возможно, он визировал проекты постановлений Правительства, но не более. Национальные парки в 1990-е годы функционировали в системе Федеральной службы лесного хозяйства России. Той, которая была создана еще 200 лет назад еще при императоре Павле, а ликвидирована в 2000 году, той, за плеча­ми которой – создан­ная система лесополь­зования, лесная наука, проду­манные законы, традиции, кадры лесных работников. Мне повезло, потому что в Рослесхозе работали настоящие профессионалы, наверное, последние. Даже в самый сложный период 1990-х гг. Рослесхоз оставался одним из наиболее стабильно работающих ведомств, поэтому и в лесу был порядок, и лесники пользовались заслуженным уважением. Это вовсе не означает, что национальные парки жили безбедно, припеваючи, конечно, они в начальный период серьезно не воспринимались. Но это задача руководителей договариваться, спорить, доказывать, и с профессионалами работать легче, потому что нас хотели слушать и слышать. И, что немаловажно, никто не мешал реализовывать свое видение того, каким должен быть национальный парк.



Вряд ли сейчас, в нашем насквозь зарегламентированном государстве с бесконечными контролерами, доказывающими свою значимость для Родины такими же бесконечными проверками, мы бы смогли сделать то, что сделали в те очень тяжелые 1990-е годы. Вряд ли где-то можно найти структуры, рожденные в1991 г. (а национальные парки массово создавали как раз в 1990-х гг.), пережившие все реформы, дефолт, преобразования, и выстоявшие, когда все кругом рушилось, когда банкротились титаны, когда банковская ставка на кредиты достигала 212% годовых (а мы их брали на прокорм наших 570 голов КРС). Но мы не только выстояли, но и исхитрились вытащить за собой умиравшие деревни. К сожалению, не все. И первым объектом, который Кенозерский национальный парк построил на своей территории, стала не контора, не гостевой дом, а школа в деревне Усть-Поча.



Да, многое не получилось, и ошибки совершали, и учились вместе с нашими жителями работать в эпоху глобальных перемен. Но результат есть – созданная инфраструктура устойчивого туризма и экологического просвещения, музейные экспозиции, экологические тропы, возрожденные традиционные кенозерские промыслы и ремесла, ярмарки и фестивали, сохраненные фольклорные традиции, реализуемые масштабные международные проекты, 19 полностью отреставрированных памятников архитектуры, и что немаловажно – с участием местных плотников. Понятно, что без науки здесь не обошлось.

Наука ради науки?

Кстати, интересная тема – наука, которой так любят прикрываться радетели за сохранение заповедников. При этом заповедников, в которых действительно есть наука – считанные единицы, и как правило, этим занимаются яркие, талантливые ученые-энтузиасты. Но их мало, как, впрочем, и вообще энтузиастов. Что-то с трудом верится в то, что в маленьких поселках, где нет библиотек, современных лабораторий, зачастую даже Интернета, расцветает масштабная научная деятельность. Больше того, не побоюсь праведного гнева, но я считаю, что и не надо заниматься в таких условиях около-наукой – я не говорю о мониторинге, инвентаризации и т.п. Есть специализированные научные центры, институты с самыми современными лабораториями, в которых трудятся узкие специалисты, а потому Минприроде нужно просто выделять деньги на НИР. Либо самим ООПТ искать те научные организации и тех ученых, чьи научные интересы совпадают с научными интересами этих охраняемых территорий. По такому пути, например, идем и мы, совместно с научными сотрудниками Парка на территории Кенозерья работают ученые из ведущих вузов, научных центров Архангельска, Москвы, Санкт-Петербурга, Петрозаводска, Норвегии, Финляндии.

Мне кажется, мы уже «заговорили» всё! Производим тонны никем не читаемых бумаг, проводим бесчисленные совещания, на которых обсуждаем гибель русских деревень, разрушение памятников архитектуры, деградацию общества, инфантилизм молодежи. Мы ищем виновных, успешно их находим. И это, конечно, не мы!

Когда туризм – единственно возможный путь сохранения и развития



Что может задержать коренное население в деревнях, когда уже нет ни сельского хозяйства, ни лесного хозяйства – традиционных для советского времени отраслей? Именно туризм является эффективным инструментом сохранения наследия, устойчивого развития и борьбы с бедностью (это по мнению ЮНЕСКО). Через развитие туризма можно вернуть уважение к себе, к своей культуре, к своим корням, сделать жизнь достойней. Разве не этим занимаются музеи-заповедники (кстати, почему их не упрекают во всех бедах страны?), национальные парки? И если под открытым небом «природное и историко-культурное наследие», то, что это, как ни музей? Только «живой» музей. Поэтому вектор развития нашего Парка – сохранение коренного населения, потому что все наше богатое природное и культурное наследие бессмысленно, если не будет его хранителей.



И потому туризм для нашей территории – не самоцель, а жизненная необходимость. И занимаемся мы развитием исключительно устойчивого туризма, и сохранение наследия для нас важнее его использования. Главное – найти баланс между сохранением наследия и его использованием.

Безусловно, развитие  туризма требует тщательно продуманного комплексного подхода, планирования, привлечения разных ресурсов, в т.ч. и материальных. Прошло время, когда музейные экспозиции «можно было слепить из фанеры и гофрокартона. Выросло качество жизни, изменился культурный обиход, и, как следствие, система ожиданий посетителя» (Алексей Лебедев). На создание современной инфраструктуры нужны значительные средства, хотя бы такие, какие выделяются музеям-заповедникам. Но не только деньги. Надо «включать» мозги, думать, делать, придумывать, чтобы воспитать у общества уважение к своему наследию. Потому что оно нас финансирует, потому что это его наследие. Никто в национальных парках не собирается заниматься «примитивной продажей ресурсов, всего, что движется и что не движется. Надо научиться создавать на базе этих ресурсов продукты и услуги» (Тамила Железняк).

А важнейшим «рычагом» оптимизации и регулирования туризма является функциональное зонирование, никто в мире ничего лучше пока не придумал. Кто мешает заповедникам, над которыми навис дамоклов меч превращения их в парки, под туризм выделить те площади, где уже сейчас есть посетители?

Так, может, именно это и страшит «борцов за чистоту идеи», аргументация которых сводится к примитивным призывам: запрещать, не трогать, не пускать, и все это во имя будущих поколений? Почему мы считаем, что будущие поколения обязательно будут лучше, чем нынешние? Откуда взяться хорошим будущим, если мы нынешним ничего не будем показывать, учить, воспитывать? Или нам надо «двигаться в сторону нанотехнологий на телеге, осеняя себя крестным знаменьем?» (Алексей Лебедев).

Национальный парк – идеальная форма организации территории!



Да, далеко не все в наших силах. Необходимо межведомственное взаимодействие органов образования, учреждений культуры, ООПТ. Вот тут-то бы и подсуетиться г-ну Симаку из Общественной палаты. Может, надо направить всю свою кипучую энергию не на борьбу с национальными парками, а на укрепление и развитие законодательства и по национальным паркам, и по музеям-заповедникам, чтобы не захотелось шаловливым чиновникам построить особняк с видом на Михайловское в охранной зоне музея-заповедника «Пушкиногорье»? Ведь основные сложности и у национальных парков возникают с землями, включенными в границы территории без изъятия из хозяйственной эксплуатации (в основном земли населенных пунктов и сельскохозяйственного назначения). Есть проблемы и в сфере природопользования, и самая главная – лесопользование для местного населения.

Что касается платы за посещение. Она, безусловно, нужна. В нашем Кенозерском национальном парке она взимается практически с самого начала нашей деятельности. Порядок и размер определен в утвержденном Перечне, в котором достаточно много льготников (жители прилегающих районов, социально незащищенные слои населения: дети, пенсионеры, инвалиды; ветераны войн и т.д.). Плата за посещение, прежде всего, позволяет осуществлять статистический учет посетителей Парка, информировать их о правилах поведения на территории, компенсировать расходы по вывозу мусора, благоустройству территории, оборудованию экологических троп, установке информационных стендов и т.д.



Роль и значение национальных парков России для сохранения и развития провинции нельзя недооценивать, их функции значительно шире, чем функции любого учреждения, в т.ч. родственных нам федеральных музеев-заповедников.

Весь мой опыт работы, сначала в Соловецком музее-заповеднике, затем в Кенозерском национальном парке доказывает то, что национальные парки – самая оптимальная форма организации территории. Если хотите – идеальная форма. Потому что она предполагает комплексное сохранение наследия, охватывающего сами объекты наследия, среду, в которой они существуют, духовную культуру исторических мест, человека, как носителя наследия. Не правда ли, при соответствующей поддержке, национальные парки могли бы стать моделью устойчивого развития?

Вот это надо донести до сердца, до мозга, до разума наших властей.

Об ошибках и заимствованиях в публикациях

Из Приокско-Террасного заповедника регулярно приходят "проблемные" новости. Вот и сегодня интернет озадачил не очень красивой историей, в которой задействовано руководство этого почтенного учреждения. Привожу без изменений и с сохранением стилистики о опечаток.
Осторожно – плагиат!
Общеизвестно, что писать книги трудно. Делать хорошие фотографии тоже нелегко. Гораздо проще украсть. Воровство чужих текстов и рисунков с последующей публикацией под своей фамилией называется одним словом – ПЛАГИАТ.
Речь идёт о брошюре "Растительный мир", изданной Приокско-Террасным заповедником в конце 2013 года. Авторы: Попченко М.И., Кочерга М.Н., фото Куличенко А.  Тираж – 1000 экз.
Несомненным и единственным достоинством этой брошюры является  качественная полиграфия. В остальном же – брошюра немногим отличается от уже рассмотренного нами труда М.Н. Кочерги, изданного к 65-летию зубрового питомника (http://www.danki.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=143&Itemid=57).
Столь же корявый текст, с многочисленными орфографическими и стилистическими ошибками:
"При вхождении Московскую область река Ока…" (стр. 3).
"Рельеф заповедника определяется его расположением на северном склоне долины реки Оки, который полого спускается к её пойме…" (стр. 4).
"Территория заповедника чётко делятся на два природных микрорайона…" (стр. 5).
И так далее. Ошибки на каждой странице, и нет смысла их рассматривать все. Мы теряемся в догадках, какая оценка была в школе у научного сотрудника Михаила Игоревича и зам. директора по научной работе Маргариты Николаевны по русскому языку – если даже "вордовский" словарь не в силах преодолеть их косноязычие.
Но главное – даже не в этом. Анализ текста брошюры показывает, что он во многом состоит из цитат, взятых из книги "Сосудистые растения Приокско-Террасного заповедника", авторы Ю.А. Алексеев, Л.В. Денисова, М.М. Шовкун, Москва, 2004 г.

А, начиная с 15 страницы (глава "Лесная растительность";), мы видим прямой и ничем не прикрытый плагиат. То есть, текст книги "Сосудистые растения Приокско-Террасного заповедника" (стр. 7-8) Попченко и Кочерга без каких-либо изменений, без ссылок на источник, без указания авторства текста – переносят в свою брошюру.
Ниже мы приводим изображения страниц данной брошюры и книги "Сосудистые растения ПТЗ" для того, чтобы у читателей не возникло сомнений в наших выводах.
       
Сравнительные тексты. Масштабные заимствования подчеркнуты красным.

Помимо стилистики и орфографии, текст брошюры изобилует ботаническими ошибками, выливая на неподготовленного читателя поток дезинформации. Будь автором только Маргарита Николаевна Кочерга, никто бы и не удивился. Однако, в авторах числится и Попченко Михаил Игоревич, ботаник, кандидат биологических наук, старший преподаватель МСХА имени К.А. Тимирязева. (http://www.timacad.ru/catalog/pps/detail.php?ID=16665) Стыдно !
Опять-таки, нет смысла разбирать все ляпы – остановимся на самых существенных.
Говоря о растениях заповедника, Попченко и Кочерга отмечают, что "три вида включены в Красную Книгу РФ, практически два десятка видов включены в Красную Книгу Московской области…" (стр. 8).
На самом деле, в Красную Книгу РФ включено 8 видов растений, произрастающих в заповеднике, из них 2 – степных вида (ковыль перистый и рябчик русский). Что же касается Красной Книги Московской области, то в неё включено не "почти два десятка", а 83 вида растений заповедника, из них 31 – это степные растения.
Приходится признать, что у авторов нелады не только с русским языком, но и с арифметикой. Как-то очень лихо округляют они 83 до "почти двадцати". А может быть, они просто не удосужились посчитать? Да и зачем считать растения, вникать во что-то. Надо считать и «пилить» деньги, выделенные на издание книги!  А туристы – проглотят всё, что напечатано!
Теперь иллюстрации. Ответственность за них несет автор Александр Валерьевич Куличенко (в выходных данных значится только Куличенко А., отчество потерялось). Он допустил непростительные ошибки, разбавив собственные фото ворованными картинками из интернета. Причем, если бы были украдены те фото, которые нужны! А тут во множестве изображены растения, в заповеднике НИКОГДА НЕ ПРОИЗРАСТАВШИЕ !
Открытия начинаются с самого начала брошюры. Две картинки (стр. 3): побег сосны и сосновая шишка принадлежат сосне горной (лат. Pinus mugo), которая отродясь в заповеднике не росла. Тут же подпись к рисунку - «сосна лесная». Уважаемые, такого дерева нет в заповеднике! Есть «сосна обыкновенная» (лат. Pínus sylvéstris). Буквально переводить латынь – дурной тон. Неужто Вас, Александр Валерьевич, не учили этому в  Воронежском лесотехническом институте?
     
Шишки и побег сосны горной. Растёт в субальпийском и альпийском поясе Центральной и Южной Европы, поднимаясь до высоты 2500 метров над уровнем моря.  В заповеднике никогда не регистрировалась!

На странице 13 есть фото кизильника алаунского. Но автор фото - не Куличенко А. Картинка эта украдена с сайта http://molbiol.ru. Участник форума под ником “kut” сфотографировал эту веточку в Серебрянопрудском районе М.О. в 2009 году. Ссылка на фото: http://molbiol.ru/forums/index.php?showtopic=352788. Немного «пофотошопив», убрав фон, авторы решили вставить фото в собственную брошюру. Класс!!!
   
Кизильник алаунский на сайте http://molbiol.ru (слева) и в буклете "Растительный мир ПТЗ" (справа)

А на странице 18 помещена фотография желудей с дубовым листочком. Вот только листочек и желуди  на этой фотографии – не от дуба черешчатого, произрастающего у нас, а от дуба красного, растущего на востоке Северной Америки. Уважаемые авторы, может у вас и с географией в школе были нелады? Нельзя же путать континенты! Но все объясняется просто. Это фото тоже украдено. Картинка входит в состав многочисленных клипартов, размещенных в интернете  (ссылка).
         
Попробуйте найти хотя бы одно отличие. Слева - лист и желуди дуба красного (США) из интерента. Справа - лист и желуди дуба красного (США) из буклета "Растительный мир ПТЗ"

На что рассчитывали авторы? На то, что туристы и это проглотят? На то, что никто не будет вчитываться в текст, сравнивать, анализировать?
Мы не знаем.
Мы только делаем несомненный вывод о наличии в тексте брошюры "Растительный мир" грубейших ошибок и плагиата. Или, выражаясь русским языком, воровства чужого текста и фотографий. А это в Российской Федерации является уголовно наказуемым деянием.
Уголовный кодекс Российской Федерации
Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав
1. Присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, -наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, -наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.
3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:
а) утратил силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ;
б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
в) в особо крупном размере;
г) лицом с использованием своего служебного положения, - наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.
Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере - двести пятьдесят тысяч рублей.
Не думаем, что плагиаторы понесут заслуженное наказание. Уверенности в этом нет, особенно зная правосудие в современной России.
А нам, как простым сотрудникам заповедника, очень стыдно! За заповедник стыдно! Стыдно за то, что заповедником руководят безграмотные, нечистые на руку люди.
И хочется задать вполне естественный вопрос: "Михаил Игоревич, Александр Валерьевич, А ВАМ НЕ СТЫДНО?"
Маргариту Николаевну уже и не спрашиваем. Ей  публиковать халтуру не в первой.
Судя по всему, такое неудобное и непрактичное качество как стыд, у Кочерги отсутствует.
Он мешает карьерному росту.
  • Архив

    «   Декабрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31