Знаем ли мы, сколько стоит подмосковный лес?

14.12.2018

Знаем ли мы, сколько стоит подмосковный лес?

ОЦЕНКА ЭКОСИСТЕМНОЙ ЗНАЧИМОСТИ ЛЕСОВ — ПОТЕНЦИАЛ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА МОСКОВСКОГО РЕГИОНА

В регионах с высокой плотностью населения задачи лесопользования со временем существенно трансформируются как вследствие изменений экономических и социальных устоев, так и из-за переоценки значимости лесной продукции по сравнению с другими «экосистемными услугами». На примере лесов Подмосковья видно, что фундаментальные принципы ведения хозяйства за последние 120 лет как минимум трижды концептуально менялись.

Классическое лесное хозяйство, ориентированное на сочетание активной и пассивной лесохозяйственной деятельности, нацеленное на переход к бесконечному циклу процессов лесопользования и лесовосстановления было подвергнуто жесткой критике в период тотального наступления идей планового экономического развития [1]. Фактически было одобрено многократное превышение норм лесопользования, которые по лесоустроительным канонам устанавливались на оборот рубки леса. В дальнейшем восстановленный кратковременный период следования принципам ведения классического лесного хозяйства в подмосковных лесах был замещен режимом, при котором получение лесной продукции в регионе стало допустимым только при ликвидации последствий разного рода природных и техногенных катастроф.

Несмотря на то, что лесное законодательство декларирует обеспечение многоцелевого, рационального, непрерывного, неистощительного использования лесов для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах, при оценке эффективности результатов лесохозяйственного производства традиционно на первый план выходит использование лесов для заготовки древесины. В данной области отработаны методы оценки изымаемого ресурса, количественной и стоимостной оценки древесины, другие показатели.

В последние десятилетия перед лесным хозяйством Подмосковья ставятся задачи по сохранению и восстановлению устойчивых насаждений, обеспечивающих благоприятную среду для московского мегаполиса [2]. На первый план перед лесным хозяйством густонаселённого региона выступают задачи сохранения лесной среды при подчинённом положении других полезностей.

Л. П. Рысин [3] отмечает, что леса Подмосковья давно потеряли свой первоначальный облик, радикально изменились их состав и структура. К расшифровке сукцессионной динамики лесных сообществ нужно подходить, отчетливо представляя все многообразие факторов, которыми она определяется, обязательно учитывая возможное значение фактора исторического.

Начиная с 50-х годов по 90-ые годы XX века проводилось активное лесовосстановление, которое позволило поднять лесистость до уровня 40-45 %. Изменялся и породный состав лесов. Если сравнительно высокий процент хвойных насаждений (40-50 %) поддерживался во многом за счет создания лесных культур, то среди лиственных пород господство перешло к березе. В целом же доля вторичных мелколиственных лесов составляет примерно половину лесопокрытой площади. Направление смены пород достаточно полно характеризует комплекс проблем в современном ведении лесного хозяйства, в первую очередь отсутствие лесоводственных рубок в защитных лесах Московской области. Старовозрастные лесные культуры, при отсутствии лесохозяйственных мероприятий отличаются пониженной биологической устойчивостью и более быстрым распадом.

Согласно данным оперативной отчётности по лесопатологическому мониторингу, значительная часть древостоев, в первую очередь еловых, в последнее десятилетие находится в неудовлетворительном санитарном состоянии [4].


В 2010 г. воздействие негативных факторов вызвало увеличение площади ослабленных насаждений почти в 5 раз и составило около 13 тыс. га. Кроме ураганных ветров (39 %) и болезней (26 %) на состояние ельников отрицательно повлияли лесные пожары (10 %), экстремальная засуха (3 %) и обусловленный ею рост очагов короеда-типографа (17 %).

В 2011 г. потеря устойчивости части ельников продолжилась и увеличилась почти в 4 раза (на общей площади около 43 тыс. га) из-за ураганных ветров (20 %) и очагов короеда-типографа (40 %).

В 2012 г. масштабное повреждение насаждений отмечено на площади 103 тыс. га. Короед-типограф стал ведущим фактором ослабления и усыхания ельников (39 %), а также сказывалось влияние ураганных ветров (18 %), засухи (7 %).

Дополнительным фактором интенсивного воздействия на подмосковные леса представляется строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД). Значительная часть запроектированной автомагистрали затрагивает земли лесного фонда. Из 521 км трассы более 200 км проходят по лесным землям. Строительство ЦКАД неизменно повлечет за собой застройку прилегающих зон.

Реализация проекта ЦКАД приводит к дальнейшей урбанизации территории. Риски негативного влияния ЦКАД связаны с:

- снижением лесистости Московской области;

- значительным усилением загрязнения атмосферного воздуха автотранспортом;

- возрастанием пожарной опасности в лесах;

- снижением в целом устойчивости лесных массивов примыкающих к автомагистрали;

- опасностью фрагментации лесных территорий;

- распространением инвазионных видов растений;

- проявлением роста негативных экотонных эффектов.


Одним из важнейших видов лесопользования в Московском регионе продолжает оставаться рекреационное. Для осуществления этого вида деятельности в Московской области заключено 1,34 тыс. договоров аренды, на площади 4,6 тыс.га. При этом ежегодные платежи за осуществление рекреационной деятельности составляют более 600 млн. рублей [5]. В настоящее время платежи за данный вид использования лесов являются основной составляющей общей платы за использование лесов Московской области.

Помимо этого, существует серьёзный запрос со стороны общества на рекреационное использование лесов и вне арендованных территорий — стихийная рекреация, а также организованный и самодеятельный туризм.

Принципиально новым фактором динамики природной среды в урбанизированных регионах становится фрагментация растительного покрова. Фрагментация пространства влечет за собой другой мощный процесс антропогенной трансформации природной среды – экотонизацию границ природных ландшафтов, формирование сравнительно широких переходных полос к их антропогенным модификациям и искусственным ландшафтам. Биогеографический эффект от «островизации» ландшафта связан с изменением закономерностей распространения, структуры и динамики зональной биоты. Первостепенное значение приобретают такие параметры как открытость ландшафта для внедрения новых видов, скорость вымирания старых видов растений и животных, интенсивность и характер антропогенной изменчивости биоты и экосистем [6].


В настоящее время лесной сектор экономики Московской области, имея природно-ресурсный, производственный и кадровый потенциал, использует его с низкой эффективностью. Его непропорциональное развитие оказывает негативное влияние на состояние лесного фонда. Лесное хозяйство трудно адаптируется к последствиям принятия в 2006 г. Лесного кодекса. В системе лесоуправления обостряются проблемы формирования экономических отношений между государством, собственником лесного фонда, и бизнесом в сфере лесопользования. В качестве серьёзных проблем называются убыточность лесного хозяйства для собственника лесного фонда - государства, низкий уровень социальной эффективности, глубокий разрыв между использованием лесных ресурсов и потенциальной продуктивностью лесов свидетельствуют о недостаточной проработке методологии лесоуправления в соответствии с принципами экономической эффективности.

Тем не менее, тезисы об убыточности лесного хозяйства применительно к Московскому региону не совсем корректны, поскольку традиционные подходы оценки эффективности основаны в основном на учёте производимой продукции и перечислению денежных средств в бюджеты разных уровней и не учитывают роль лесов для формирования комфортной среды проживания и отдыха населения.

Отсутствие практики учёта экономической отдачи различных составляющих потенциала лесных территорий не даёт возможности в полной мере оценить отдачу реализуемых в сфере лесного хозяйства мероприятий, размеры компенсации при расчёте ущерба лесному фонду вследствие порубки, загрязнения или изъятии покрытых лесом территорий для нужд, не связанных с ведением лесного хозяйства или охраны природы и другие аналогичные задачи.

Косвенно, и то скорее эмоционально, лишь сфера продажи жилой недвижимости учитывает в своей практике наличие и качество озеленённых территорий.

Одно из терминологических нововведений в теории лесопользования XXI века – представление о мультифункциональности лесохозяйственной деятельности [7]. При обеспечении долгосрочных прогнозов должен соблюдаться мультифункциональный подход к пользованию лесными ресурсами, так как леса на одном и том же участке лесного фонда выполняют несколько функций. При такой организации приоритетом является не количество срубленного леса, а стоимость произведенной из него продукции, использование его рекреационных и защитных свойств, охрана грунтовых вод и плодородия почвы, сохранение биологического разнообразия, культурных и эстетических ценностей леса.

Для стоимостной оценки средообразующих функций лесов белорусские авторы рекомендуют использовать метод, предлагаемый в техническом кодексе установившейся практики «Методика по определению стоимостной оценки экосистемных услуг и стоимостной ценности биологического разнообразия» [8], который можно рассматривать в качестве одного из возможных примеров. Данная методика, учитывая теоретические положения альтернативной стоимости и общей экономической ценности природы, функционально стоимостную оценку разделяет на два вида: интегральную и поэлементную [9].

Методология исследования базируется на рентном подходе к оценке природных ресурсов, предполагающем учет стоимости эффектов, получаемых в результате использования (эксплуатации) природных ресурсов, выделение экологической составляющей, ее дифференциацию в разрезе различных типов природных экосистем на основе концепции альтернативной стоимости. Методика может быть применена в системе регионального проектирования с учетом глобального значения без нарушения экологического баланса с использованием лесных ресурсов с максимальной эффективностью.

Альтернативным выражением экологического эффекта является потеря экономического эффекта, связанного с необходимостью сохранения качества природной среды и устойчивого продуцирования экосистем, поддержания условий дикой природы и т. п.

К. М. Габдрахимов, А. Ф. Хайретдинов [10] развивают положения И. С. Мелехова, считая определение конкретной величины экологической продуктивности лесов объективной основой для решения целого ряда организационно-хозяйственных вопросов и проведения лесохозяйственных мероприятий по повышению продуктивности лесов.


Безусловно, вопрос экономической оценки экосистемных услуг требует серьёзной проработки и обсуждения как в экспертном сообществе, так и с широкой заинтересованной общественностью.

Источником средств на реализацию поставленных задач могут быть областные программы, средства от реализации продукции и услуг специализированных лесохозяйственных учреждений, средства целевых фондов.

Поставленные перед лесной отраслью задачи в состоянии сформировать не только модель реализации государственных полномочий по управлению одним из важнейших ресурсов Московской области, но и стать ориентиром для других регионов.

Имея под собой в качестве базы стоимостную оценку, лесохозяйственные мероприятия, в зависимости от особенностей территории, могут быть направлены на достижение следующих целей, и, следовательно, повышения потенциальной стоимости лесных ресурсов:

  • сохранение и повышение устойчивости лесных сообществ, удовлетворяющих запросам общества;

  • поддержание режима особо охраняемых природных территорий и особо защитных участков леса;

  • формирование сети лесных насаждений, призванных уменьшить влияние фрагментации лесных массивов.

В. Ф. Цветков [11] под формированием насаждений понимает явление, представляющее множество динамических рядов возникновения, развития и становления лесных насаждений на обезлесенных землях. В качестве «стартовых ситуаций» для подобного типа рядов выступают вырубки, гари, ветровальники, антропогенно нарушенные или антропогенно трансформированные бывшие лесные земли.

Для поддержания биоразнообразия и естественной динамики в лесных сообществах необходимо обеспечить существование и расселение видов на территориях, активно вовлеченных в природопользование.

Обновление спелых и перестойных насаждений, испытывающих антропогенное воздействие, является одной из важнейших проблем рационального лесопользования. В еловых и елово-лиственных насаждениях или насаждениях с участим широколиственных пород данная проблема может быть в определенной степени решаться добровольно-выборочными рубками.

Данные мероприятия, проводимые с учётом их проведения в густонаселённых районах и под пристальным вниманием населения, потребуют отработки на модельных объектах, в качестве которых можно предложить подмосковные лесничества, на территории которых уже имеется опыт реализации исследовательских и опытных работ: Московское учебно-опытное, Орехово-Зуевское, Бородинское, «Русский лес».


Библиографический список


  1. Писаренко, А. И. Новая парадигма лесного хозяйства и управления лесами России / А. И. Писаренко // Вестник МарГТУ. Сер.: Лес. Экология. Природопользование. — 2008. — № 2. — С. 17-27.

  2. Моисеев Н.А., Сурканов О.И. Проблемы лесов Подмосковья и альтернативы их решения // Лесной вестник – 2014, №3 – с. 141-146.

  3. Рысин Л. П. Леса Подмосковья – М.: Товарищество научных изданий КМК, 2012. – 256 с.

  4. Малахова Е. Г. Совершенствование лесоводственных мероприятий и государственного лесопатологического мониторинга в еловых лесах Московской области. - 2015.

  5. Стоноженко Л.В., А.К. Деева К вопросу регулирования лесных отношений в лесах Московской области при организации рекреационного лесопользования//Вестник Московского государственного университета леса. -2016 -Т. 20 -№ 5 -С. 86-96.

  6. Тишков А.А. Актуальная биогеография как методологическая основа сохранения биоразнообразия//Вопросы географии. – Вып. 134. – М.: ИД “Кодекс”, 2012. – С. 15-57.

  7. Н. М. Большаков, И. И. Иваницкая, Н. В. Белозерова. Новый подход к лесопользованию//Региональная экономика: теория и практика. 2009, No 36, с. 2 -12

  8. Методика по определению стоимостной оценки экосистемных услуг и стоимостной ценности биологического разнообразия. Издание официальное — Минск: Минприроды — Электронный ресурс http://www.ecoinv.by/images/pdf/tkp_fond/_17.02-10-2012_.pdf

  9. Хоссейн, А. Стоимостная оценка средообразующих функций лесов // Труды БГТУ, 2017, серия 5, № 1, с. 329–332.

  10. Габдрахимов, К. М. Развитие концепции И. С. Мелехова об экологической продуктивности лесов / К. М. Габдрахимов, А. Ф. Хайретдинов. – Вестник Московского государственного университета леса – Лесной вестник. – 2005. №5. – С.86-89.

  11. Цветков В.Ф. Типы формирования на вырубках сосновых лесов Мурманской области // Лесоведение. – 1986. №3. – с. 3-18.




Автор:  Коротков С.А., Захаров В.П.

Возврат к списку


Видео

Черные санитары Ленинградской области

<iframe width="300" height="169" src="https://www.youtube.com/embed/cjsUW4hVGcQ" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe>
Фильм от Гринпис про псевдосанитарные рубки и о том, как «черные санитары» дискредитируют сообщество профессиональных работников лесного хозяйства.

Статьи

Знаем ли мы, сколько стоит подмосковный лес?

Коротков С.А., Захаров В.П.

В настоящее время лесной сектор экономики Московской области, имея природно-ресурсный, производственный и кадровый потенциал, использует его с низкой эффективностью. Его непропорциональное развитие оказывает негативное влияние на состояние лесного фонда. Отсутствие практики учёта экономической отдачи различных составляющих потенциала лесных территорий, в том числе не связанных с заготовкой ресурсов, не даёт возможности в полной мере оценить отдачу реализуемых в сфере лесного хозяйства мероприятий, размеры компенсации при расчёте ущерба лесному фонду вследствие порубки, загрязнения или изъятии покрытых лесом территорий для нужд, не связанных с ведением лесного хозяйства или охраны природы и другие аналогичные задачи.

Тайга, которую мы потеряли

Ольга Ухваткина

Вероятно, скоро будет введен запрет на рубки дальневосточных видов лип, много говорится о проблеме вывозки леса в Китай, вплоть до запрета экспорта. Но, прежде чем говорить о чем-либо, нужно понять суть проблемы. В нашем случае в первую очередь нужно ответить на вопрос: а есть ли еще лес в Приморье, осталось ли что-то еще для вырубки?